+7 (499) 288 16 73  Москва

+7 (812) 385 57 31  Санкт-Петербург

8 (800) 550 47 39  Остальные регионы

Бесплатная юридическая консультация!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Право на доступ к правосудию


Дата размещения статьи: 08.11.2016

В системе конституционно-правовых гарантий право на доступ к правосудию представляет собой возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод с соблюдением законодательно закрепленных критериев. Основным правовым последствием реализации права на доступ к правосудию является возбуждение процессуально эффективного судебного разбирательства. Процессуальная эффективность предполагает отсутствие волокиты, а судебное разбирательство должно оканчиваться принятием судебного акта, отвечающего требованиям правовой определенности.
В данном случае требования правовой определенности, помимо необходимости нормативно-интерпретационной аргументации усмотрения суда, должны включать: указание порядка рассмотрения искового заявления (заявления) (при отказе в принятии к производству), анализ возможности защиты прав и законных интересов заявителя в суде общей юрисдикции или арбитражном суде (при прекращении производства по делу), а также исследование на предмет отсутствия или наличия недобросовестности лица, участвующего в деле, и злоупотреблений с его стороны процессуальными правами (при решении вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока).
Реализация права на справедливое судебное разбирательство и обеспечение эффективного восстановления в правах немыслимы без реально действующего права на доступ к правосудию.

О праве потерпевшего на доступ к правосудию

Шинкевич Н.Е., доцент кафедры уголовного права и процесса НОУ ВПО «Смоленский гуманитарный университет», кандидат юридических наук.

Одной из гарантий защиты прав жертв преступлений является ст. 52 Конституции РФ, где сказано, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Согласно ст. 8 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом. Очевидно, что в результате совершения преступлений нарушаются многие конституционные права человека: на жизнь, на неприкосновенность жилища, на защиту чести и доброго имени, право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им и др.

Спустя 60 лет после принятия Всеобщей декларации прав человека и 15 лет после принятия Основного Закона России можно отметить положительные сдвиги в плане обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Вместе с тем по-прежнему остаются актуальными некоторые вопросы, связанные с уголовно-процессуальным статусом потерпевшего.

По данным статистики, ежегодно каждый десятый житель России становится жертвой того или иного преступления и в соответствии с законом приобретает статус потерпевшего. Вред, причиненный гражданам и организациям преступлениями, огромен и исчисляется миллиардами рублей. Так, по данным статистических отчетов Судебного департамента при Верховном Суде РФ, прямой материальный ущерб от преступлений, определенный по приговорам и решениям судов, в 2007 г. составил 17,5 млрд. руб. При этом из присужденных сумм ущерба реально взыскивается не более одной трети .

Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений: специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета. 2008. 4 июня. С. 21.

Реализация потерпевшим права на доступ к правосудию становится возможной только в случае своевременного возбуждения уголовного дела и признания лица потерпевшим. По результатам наших исследований, только в 3% случаев лицо признавалось потерпевшим не позднее 3 дней с момента возбуждения уголовного дела, в 57% — от 20 до 40 дней, а в 40% — свыше 40 дней. При этом следует отметить, что во всех случаях лицо, которому преступлением причинен вред, было известно с самого начала .

Всего было проанализировано 60 уголовных дел ОД ОВД по Мещанскому району г. Москвы.

На данную проблему обратил внимание Уполномоченный по правам человека в РФ в вышеназванном докладе: «Срок принятия постановления о признании потерпевшим законом не установлен. В силу этого пострадавший от преступления зачастую признается потерпевшим только на завершающей стадии досудебного производства. До тех пор пока его не признают потерпевшим, пострадавший от преступления рассматривается в качестве заявителя. Это, в свою очередь, ведет к нарушению права пострадавшего на получение информации о ходе и результатах предварительного расследования, на предоставление предметов и документов, подтверждающих его заявление о преступлении и др. С учетом сказанного представляется необходимым дополнить ст. 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации положением о том, что пострадавшее от преступления лицо признается потерпевшим одновременно с возбуждением уголовного дела». Законодатели некоторых стран СНГ более удачно решили обозначенный вопрос. В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК Республики Беларусь и ч. 2 ст. 59 УПК Молдовы , если при возбуждении уголовного дела основания для признания лица потерпевшим отсутствуют, указанное решение принимается немедленно по установлении таких оснований.

Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что УПК РФ не предоставляет заявителю права знакомиться с материалами проверки сообщения о преступлении, что может препятствовать реализации права на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18.02.2000 N 3-П сформулировал такую правовую позицию: гражданам должны предоставляться для ознакомления материалы, непосредственно затрагивающие их права и свободы, даже если такое право прямо не предусмотрено законом. Поэтому при наличии ходатайства потерпевший (хотя ему пока не присвоен данный статус) должен быть ознакомлен с материалами проверки сообщения о преступлении, чтобы в жалобе четко обосновать свою позицию. Данная мысль подчеркивается и в более поздних решениях Конституционного Суда РФ, например в Определении от 11.07.2006 N 300-О.

Одним из составляющих компонентов права потерпевшего на доступ к правосудию является обеспечение безопасности данного лица. В последние годы данной теме уделяют внимание многие ученые: Л.В. Брусницын, А.Ю. Епихин, О.А. Зайцев, Т.Е. Сарсенбаев, С.П. Щерба и др.

Уполномоченный по правам человека в РФ приводит следующие данные: около 60% лиц, пострадавших от преступлений, предпочитают не обращаться в правоохранительные органы, уверенные в том, что защиты они не получат. Статья 11 УПК РФ предусматривает пять уголовно-процессуальных мер безопасности. Однако практика показала, что их эффективность недостаточно высока. Во многом это вызвано несовершенством законодательной регламентации. Так, из текста ч. 3 ст. 11 УПК РФ можно сделать вывод о том, что применение перечисленных здесь мер безопасности возможно при условии начавшегося противоправного воздействия в отношении участника уголовного процесса. Очевидно, что злоумышленникам, оказывающим такое воздействие, уже известны данные о потерпевшем. В таком случае уполномоченные органы должны выносить решение о применении мер безопасности уже при потенциальной возможности противоправного воздействия.

Использование псевдонима в целях сохранения в тайне данных о личности потерпевшего не допускается при принятии сообщения о преступлении, так как допрос проводится только после возбуждения уголовного дела, а правила ст. 166 УПК РФ распространяются лишь на протокол следственного действия. Напомним, что в соответствии со ст. 141 УПК РФ письменное заявление гражданина о преступлении должно быть подписано заявителем, а устное заносится в протокол, который должен содержать данные о заявителе и документах, удостоверяющих его личность.

Отметим, что УПК РФ не содержит правового разрешения ситуации, когда человек допрошен под настоящей фамилией, соответственно, в деле имеется протокол допроса с его анкетными данными, а уже после этого лицу начинают угрожать. Думается, что в этом случае первоначальный протокол допроса должен изыматься из материалов уголовного дела и храниться в конверте вместе с постановлением о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия, а вместо этого в деле должен появиться протокол допроса под псевдонимом. На практике этот механизм уже применялся, хотя в УПК пока не предусмотрен .

Чекулаев Д. Применение мер безопасности в отношении потерпевших и других участников процесса // Законность. 2005. N 5.

Есть и другие проблемы применения мер безопасности, предусмотренных УПК РФ. Например, для случаев предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (согласно ч. 8 ст. 193 УПК), в законе не решен вопрос о том, где должен находиться защитник подозреваемого или обвиняемого.

Кроме того, ч. 5 ст. 278 УПК РФ не указывает на способ, исключающий визуальное наблюдение допрашиваемого другими участниками процесса. В соответствии с ч. 6 ст. 278 УПК РФ при заявлении сторонами обоснованного ходатайства суд может принять решение о раскрытии подлинных данных о допрашиваемом лице, что сводит на нет значение такой меры безопасности, как использование псевдонима.

Некоторые ученые отмечают, что право потерпевшего на доступ к правосудию нарушается также на этапе ознакомления с материалами уголовного дела. Так, С.М. Кузнецова пишет, что нередко обвиняемые и их защитники при ознакомлении с материалами уголовного дела умышленно злоупотребляют своим правом, затягивая срок ознакомления. Закон предусматривает возможность судебного ограничения срока ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и защитника, но только в отношении обвиняемых, содержащихся под стражей. Представляется целесообразным использовать ч. 3 ст. 217 УПК РФ по аналогии закона и в отношении обвиняемых, не содержащихся под стражей, по жалобе потерпевшего на нарушение его конституционного права на доступ к правосудию умышленным затягиванием срока расследования .

По нашему мнению, право потерпевшего на доступ к правосудию нарушается также положениями ч. 7 ст. 246 УПК РФ, которая устанавливает, что «если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса». Конституционный Суд РФ Постановлением от 08.12.2003 N 18-П признал не противоречащими Конституции Российской Федерации взаимосвязанные положения ч. ч. 7 и 8 ст. 246 и п. 2 ст. 254 УПК РФ, поскольку по их конституционно-правовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде. Конечно, проблема в определенной степени решена признанием неконституционной ч. 9 ст. 246 УПК РФ, согласно которой пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускалось лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств. Но на наш взгляд, для прекращения уголовного дела либо уголовного преследования ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения полностью или частично необходимо согласие потерпевшего. Ведь потерпевший представляет сторону обвинения и лично заинтересован в исходе дела, в отличие от государственного обвинителя, который отстаивает публичные интересы.

Следует отметить, что в течение 15 лет действия Конституции РФ было принято много решений Конституционного Суда РФ, так или иначе связанных с правом потерпевшего на доступ к правосудию. Например, это касается обжалования потерпевшим судебных решений в порядке надзора, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Так, первоначальная редакция ст. 405 УПК РФ вызвала вопросы о допустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя). Мнение Конституционного Суда по данному вопросу было изложено в Постановлении от 11.05.2005 N 5-П ст. 405 УПК РФ в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, признана не соответствующей Конституции РФ. Позже в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 1 «О применении судами норм главы 48 УПК РФ, регламентирующих производство в надзорной инстанции» отмечалось, что «поскольку пересмотр судебного решения в порядке надзора в сторону ухудшения положения осужденного или лица, дело в отношении которого прекращено, допускается только по жалобе потерпевшего (его законного представителя, представителя) и (или) по представлению прокурора, суд вправе вынести определение (постановление), ухудшающее положение осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, лишь по тому правовому основанию, которое указано в жалобе или представлении, при условии, что это основание отвечает критериям фундаментального нарушения, сформулированным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11.05.2005 N 5-П, и в сроки, указанные в Постановлении».

Право потерпевшего на доступ к правосудию, по нашему мнению, нарушают положения действующего законодательства о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, ведь мнение потерпевшего при этом вообще не учитывается. Поэтому вполне справедливыми являются предложения о том, что применение норм о сроках давности допустимо только в случае возмещения потерпевшему причиненного вреда, проведения примирительных процедур .

Куликов В. Убийцы возвращаются на волю // Российская газета. 2008. 6 ноября.

В своем ежегодном Послании Федеральному Собранию Президент РФ отметил, что правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту прав и интересов лиц, пострадавших от совершенных преступлений . В этом направлении следует совершенствовать законодательную базу и правоприменительную практику.

Что такое доступ к правосудию?

Равное право на доступ к правосудию означает, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, что закреплено в ст. 46 Конституции РФ. Доступ к правосудию означает прежде всего возможность обращения в судебные органы и рассмотрения ими этого обращения. Считается, что право взыскания судебных расходов является одной из гарантий принципа равного доступа к правосудию.

Кроме этого, возмещаются расходы на досудебный сбор доказательств, которые были необходимы для реализации права на обращение в суд (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»).

Однако данная категория не является критерием при рассмотрении вопроса о возмещении судебных издержек, понесенных уже в процессе рассмотрения дела.

Для ответа на ваш вопрос по существу необходимо обратиться к процессуальному законодательству.

Будем исходить из того, что ваш спор рассматривался в порядке административного искового производства по правилам Кодекса административного судопроизводства РФ.

Согласно ст. 106 КАС РФ к издержкам, связанным с рассмотрением административного дела, относятся:

1) суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам;

2) расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором РФ;

3) расходы на проезд и проживание сторон, заинтересованных лиц, связанные с явкой в суд;

4) расходы на оплату услуг представителей;

5) расходы на производство осмотра на месте;

6) почтовые расходы, связанные с рассмотрением административного дела и понесенные сторонами и заинтересованными лицами;

7) другие признанные судом необходимыми расходы.

Как видно из текста статьи, перечень не является исчерпывающим, а единственным критерием отнесения расходов к судебным издержкам является связь с рассмотрением административного дела.

В силу п. 10 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием.

Данная связь оценивается судом по своему внутреннему убеждению индивидуально в каждом конкретном деле. Полагаем, эта связь должна устанавливаться в зависимости от того, является ли представленное вами заключение доказательством по делу и было ли оно необходимо для принятия судом конкретного решения.

В соответствии с ч. 1 ст. 59 КАС РФ доказательствами по административному делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела. Согласно ч. 2 данной статьи в качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и показания свидетелей, полученные в том числе путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов.

При этом в силу ст. 60 КАС РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения административного дела.

Согласно ч. 3 ст. 84 КАС РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимосвязь доказательств в их совокупности. Согласно ч. 8 ст. 84 КАС РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в своем решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Бремя доказывания распределяется согласно ч. 2 ст. 62 КАС РФ: в общем случае лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений. Однако в силу ч. 11 ст. 226 КАС РФ бремя доказывания оснований принятия оспариваемого решения органа власти возложено именно на этот орган, а заявитель обязан доказать только нарушение своего субъективного права и соблюдение срока исковой давности.

Иными словами, если орган не докажет, что его решение принято на законных основаниях и соответствует требованиям правовых норм, то административный иск может быть удовлетворен. Это означает, что административный истец не обязан представлять доказательства того, что оспариваемое решение является незаконным, суд должен вынести решение в его пользу, даже если орган власти не докажет обратного.

Таким образом, возможность взыскания судебных расходов на подготовку заключения специалиста зависит от наличия совокупности следующих обстоятельств:

во-первых, оно принято судом в качестве доказательства;

во-вторых, ему была дана оценка в качестве достоверного, относимого и допустимого доказательства;

в-третьих, суд обосновал свое решение данным доказательством;

в-четвертых, данное доказательство было единственным или ключевым для принятия именно такого решения.

Все это можно установить, проанализировав мотивировочную часть решения суда. Если из текста следует, что заключение являлось «избыточным», то во взыскании судебных расходов отказано правомерно. Однако если суд прямо указал на заключение как на единственное доказательство незаконности заключения комиссии, при этом не сославшись на правила распределения бремени доказывания по делу, то существует вероятность положительного результата обжалования отказа во взыскании судебных расходов.

Также следует обратить внимание на основания, по которым было отказано в ходатайстве о назначении строительно-технической экспертизы. Возможно, исходя из материалов дела, суд счел, что обстоятельства, которые предлагалось исследовать эксперту, уже установлены либо не относятся к предмету доказывания по делу. В этом случае отказ во взыскании судебных расходов на проведенное исследование также обоснован.

Что касается расходов на изготовление нового технического паспорта, то они в данном случае не относятся к судебным расходам, поскольку явились следствием нарушения комиссией ваших прав, что подтвердил уже ранее принятый судебный акт, а не необходимостью для разбирательства как такового. Эти расходы могут быть убытком по смыслу ст. 15 Гражданского кодекса РФ, в каковом случае их взыскание должно происходить в рамках самостоятельного производства. Точнее на этот вопрос возможно ответить, ознакомившись с документами дела.

Использование комиссией заключения не противоречит закону, поскольку было направлено на исполнение решения суда, на это заключение, видимо, сославшегося. Согласно ч. 1 ст. 16 КАС РФ вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными и подлежат исполнению на всей территории РФ.

10. Право на судебную защиту. Обеспечение доступа к правосудию

Смысл этого принципа выражен в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах: «Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему. на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании Закона».

В ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

В уголовном процессе этот принцип выражается и гарантируется рядом правил, относящихся к организации и деятельности суда, а также предоставлением только суду права признать обвиняемого виновным.

свобод граждан мерами уголовно-процессуального принуждения требует судебного разрешения (ст. 23, 25 и др. Конституции РФ).

Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию (ст. 52 Конституции РФ).

Это означает, что обращение потерпевшего в суд в порядке ст. 27 УПК не должно быть связано какими-либо условиями, кроме указанных в УПК.

Потерпевший должен иметь право обжаловать в суде отказ в возбуждении уголовного дела, если этот отказ лишает его возможности защищать свои права и свободы в суде.

Подозреваемый, обвиняемый (а в случае смерти обвиняемого его близкие родственники), не согласные с прекращением дела по основаниям, которые затрагивают его доброе имя, нарушают его права, могут требовать судебного разбирательства дела для полной реабилитации. С правом на судебную защиту тесно связано правило о том, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (п. 1 ст. 47 Конституции). Это требует четкого определения в законе дел, подсудных каждому суду, недопустимости вышестоящего суда принимать к своему рассмотрению дело, подсудное нижестоящему суду, исключение из закона неопределенных признаков подсудности, таких, например, как «особая сложность» или «особое общественное значение» дела.

В предусмотренных федеральным законом случаях обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (п. 2 ст. 47 Конституции, ст. 424 УПК). В случаях, предусмотренных законом, обвиняемый имеет право дать согласие на рассмотрение его дела судьей единолично или коллегиальным составом суда (судья и два заседателя или коллегия из трех профессиональных судей) -ч. 2 ст. 35 УПК, 3 и 4 ст. 267 УПК, ч. 8 ст. 432 УПК.

11. Независимость судей и подчинение их только закону

В ст. 120 Конституции Российской Федерации записано, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону».

В силу данного принципа судьи рассматривают и разрешают уголовные дела, руководствуясь уголовно-процессуальным и уголовным законом. Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Никто не вправе оказывать давление на судей и присяжных заседателей и указывать, как должно быть разрешено конкретное уголовное дело. Любое воздействие на судей, народных или присяжных заседателей с целью воспрепятствовать объективному рассмотрению дела либо добиться вынесения незаконного решения преследуется в уголовном порядке (ст. 176 УК).

В Законе о статусе судей в Российской Федерации определены гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального

и неприкосновенности присяжного заседателя определены в ст. 87 УПК.

Здесь важно подчеркнуть, что гарантия независимости судьи и присяжного заседателя обеспечивается, в числе иных, «предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия». Это означает, что сама процедура осуществления правосудия должна обеспечивать судьям свободное от чьих-либо мнений требований рассмотрение и разрешение дела, в том числе и выражение своего убеждения по делу при совещании судей («тайна совещательной комнаты»).

Недопустимо незаконное воздействие на присяжного заседателя (ст. 445 УПК). Гарантией этого должен быть запрет участникам процесса, а также свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам на протяжении всего разбирательства дела судом присяжных общаться, помимо установленного порядка, с присяжным заседателем, участвующим в рассмотрении этого дела.

«Любой присяжный заседатель может быть отстранен председательствующим от дальнейшего участия в деле в случае, когда у него возникнут основания полагать, что этот присяжный заседатель утратил объективность, необходимую для разрешения дела в соответствии с законом, в результате оказанного на него незаконного действия».

Правосудие — самостоятельная область государственной Деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, декретировавшая независимость судей, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип.

Подзаконность и независимость судей — две стороны одной и той же медали. Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна при условии ограждения судей от влияний внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол.

Во всех судебных стадиях процесса судья решает все вопросы на основании закона, по своей совести, по своему внутреннему убеждению, в результате исследования всех обстоятельств дела в их совокупности и собственной оценки доказательств (ст. 71 УПК). В судебном разбирательстве суд, по общему правилу, не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении, как не связан мнением сторон при решении всех вопросов, возникающих в ходе рассмотрения дела, и кругом представленных ими доказательств. Поэтому суд может по ходатайству одной из сторон или по собственной инициативе вызвать в суд свидетеля, эксперта, т. е. восполнить недостающие в деле доказательства. Суд (судья) может не признать доказанным все обвинение лица или его часть и в соответствии со своим убеждением изменить обвинение или оправдать подсудимого (ст. 254, 309 УПК).

В суде присяжных в случаях, когда обвиняемый полностью признает себя виновным, при наличии определенных в законе условий, судья может ограничить судебное следствие или объявить судебное следствие оконченным. Однако такое решение судьи не зависит только от мнения и поведения сторон, а возможно только тогда, когда сделанное признание «не вызывает у судьи сомнений» (ст. 446 УПК).

Принцип независимости судей и подчинения их только закону определяет также взаимоотношения судов различных звеньев. Кассационная и надзорная инстанции, отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и самостоятельность (ч. 2 ст. 352, ч. 7 ст. 380 УПК). При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции независим ввыводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в отношении применения уголовного закона и назначения наказания. Интерпретация закона является исключительной прерогативой суда, разрешающего дело, и эта область деятельности закрыта для постороннего влияния. Иное придало бы решению вышестоящего суда, отражающему толкование уголовного закона, силу нормативного акта.

рассмотрении дела несоответствие

акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).

Независимость судей и подчинение их только закону проявляет себя не только вовне, но и внутри самой судебной коллегии, усиливая в ней коллегиальное начало. Каждый судья свободно выражает свое мнение по всем обсуждаемым вопросам и при несогласии с вынесенным решением может изложить свое особое мнение, которое приобщается к делу.

Кроме того, данный принцип оберегает судей от собственных впечатлений, ранее выраженных убеждений по рассматриваемому делу. Так, судья, принимавший участие в рассмотрении дела в одной судебной инстанции, не вправе участвовать в рассмотрении того же дела в другой судебной инстанции, а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции после отмены приговора или определения о прекращении дела, постановленного с его участием (ч. 1 ст. 60 УПК).

Осуществление правосудия судьями с предубежденным отношением к тому или иному участнику процесса парализует права последнего на защиту и ведет к постановлению неправосудного приговора.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону — проводник законности и справедливости в правосудии. Его содержание глубоко демократично, нравственно, гуманно. Осознание судьями необходимости свято блюсти закон при отправлении правосудия в силу своего долга, принимать по делу справедливые решения по своей совести и внутреннему убеждению независимо от политических взглядов и симпатий (в личностном качестве), решительно пресекать любые попытки вмешательства в разрешение конкретных дел и в предусмотренном законом порядке ставить вопрос о привлечении виновных в этом к ответственности — это и юридический, и нравственно-этический аспект судебной деятельности.

Исполнение предписаний этого принципа требует от судей высоких профессиональных и морально-психологических качеств, мужества и твердости характера, обостренного чувства справедливости, чтобы противостоять любому посягательству на их независимость и выполнить свой долг так, как повелевает закон и голос совести.

Независимость судей обеспечивается также порядком замещения должности судьи (п. «е» ст. 83 Конституции), неограниченностью срока их полномочий (ст. 11 Закона о статусе судей), несменяемостью судей (ст. 121 Конституции, ст. 14 Закона о статусе судей), неприкосновенностью (ст. 122 Конституции, ст. 163 Закона о статусе судей).

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, pravo.rg.ru, studfiles.net.

«