+7 (499) 288 16 73  Москва

+7 (812) 385 57 31  Санкт-Петербург

8 (800) 550 47 39  Остальные регионы

Бесплатная юридическая консультация!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Возмещение материального ущерба от преступления


Титова Вера Николаевна, профессор кафедры прокурорского надзора за исполнением законов в ОРД и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена проблемам применения законодательства о возмещении вреда в уголовном процессе.

Ключевые слова: возмещение вреда, уголовный процесс, потерпевший, прокурор.

Compensation for damage caused by crime

The article is dedicated to the problems of application of legislation on compensation for damage in criminal proceedings.

Key words: compensation for damage, criminal process, victim, public prosecutor.

Возможность возмещения вреда в уголовном процессе — важное средство защиты потерпевших от преступных посягательств. Это дополнительная, причем весьма ощутимая материально, гарантия обеспечения прав лица, понесшего ущерб от преступления.

Защита своих имущественных прав потерпевшим одновременно с расследованием и рассмотрением уголовного дела судом традиционна для российского законодательства. Она предусматривалась Уставом уголовного судопроизводства 1864 г., уголовно-процессуальным законодательством советского периода и нашла отражение в нормах УПК РФ.

Следует отметить, что такой подход законодателя обусловлен, в первую очередь, задачей государства защитить своих граждан от преступных посягательств и снизить по возможности негативные последствия противоправных действий. Потерпевшему или гражданскому истцу предоставляется возможность для защиты своих имущественных прав не только в суде, но и на предварительном следствии, чем обеспечивается наиболее быстрое восстановление нарушенных прав от преступных действий. Возможность взыскания ущерба одновременно с производством по уголовному делу оберегает потерпевшего от повторных переживаний (в случае нового рассмотрения вопроса в отдельном гражданском процессе), испытываемых им при воспоминаниях, связанных с преступлением. Это весьма важный психологический аспект, так как дает право лицу, уже и так понесшему определенные убытки от преступления, взыскать с виновного понесенный ущерб без оплаты судебных издержек. Интересы лиц, потерпевших от преступлений, отстаиваются от имени государства. Совпадение выводов следствия и суда о наличии ущерба, который должен быть возмещен, служит дополнительным и очень существенным моментом доказывания вины подсудимого и подтверждает правильность квалификации его действий (например, когда вменяются такие квалифицирующие признаки, как причинение значительного ущерба, в крупном размере и т.д.); подчеркивает мотивацию и способы действий преступника. Кроме того, путем предъявления прокурором исков в рамках уголовного дела в пользу государства защищаются публичные интересы.

Наличие материальных претензий к лицу, совершившему преступление, обязывает органы предварительного следствия осуществить процессуальные действия по обеспечению возмещения в дальнейшем имущественных прав пострадавшего по уголовному делу; способствует розыску имущества, выбывшего из владения и собственности потерпевшего помимо его воли; позволяет одновременно исследовать доказательства вины лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в совершении преступления и причинную связь с наступившими последствиями в виде причиненного материального ущерба или морального вреда.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступление, деятельно раскаявшихся в нем и возместивших причиненный ущерб, что побуждает виновных лиц еще в досудебном производстве добровольно возместить вред или загладить его.

Рассмотрение гражданского иска непосредственно с материалами уголовного дела способствует процессуальной экономии времени по возмещению материального ущерба; предупреждению преступлений, так как во многих случаях именно неизбежность исполнения материальных взысканий оказывает наибольшее воздействие на преступников как нежелательное, но неизбежное последствие совершаемых ими противоправных действий.

К сожалению, практическое применение этого института малоэффективно. Анализируя статистические показатели, приходится констатировать, что требования закона во многих случаях не исполняются ни в досудебном производстве, ни в суде, в результате чего ущерб, причиненный преступлением, остается невзысканным. Часто потерпевший остается один на один со своей бедой и в течение длительного времени вынужден сам добиваться справедливости, обращаясь уже после вынесения приговора в суд в рамках гражданского судопроизводства.

Так, по данным ГИАЦ МВД России, общий ущерб по оконченным и приостановленным уголовным делам в 2011 г. превысил 250 млрд. руб., около 60% от этой суммы приходится на преступления против личности и собственности. Обращает на себя внимание, что в ходе предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях против собственности в 2011 г. возмещено 24,09 млрд. руб., что составило всего 16% от общей суммы ущерба по этой категории дел (149 млрд. руб.), а в первом полугодии прошлого года этот показатель еще более снизился, составив всего 15% от причиненного ущерба в 94 млрд. руб.

Среди основных причин неэффективности деятельности по взысканию причиненного преступлением ущерба на межведомственном совещании, прошедшем в Генеральной прокуратуре РФ в конце 2012 г., было названо следующее: несвоевременность принятия мер по обнаружению похищенного имущества и имущества, на которое может быть обращено взыскание оперативно-розыскными подразделениями соответствующих правоохранительных органов; отсутствие планирования в работе следователей по возмещению вреда, которое в большинстве случаев рассматривается как второстепенная задача; слабая организация прокурорского надзора в этой части по выявлению нарушений, допускаемых органами предварительного расследования; несвоевременность признания потерпевшими и гражданскими истцами лиц, пострадавших от действий преступников; непринятие должных мер к розыску имущества виновных лиц, на которое может быть обращено взыскание, а также несвоевременность изъятия похищенного имущества; непредъявление прокурорами в некоторых случаях исков в стадии досудебного производства, в том числе в связи с отказом подразделений Следственного комитета РФ по запросу прокурора предоставить ему для изучения материалы уголовного дела на более ранних стадиях расследования.

По результатам совещания принято решение о проведении некоторых мероприятий, направленных на усиление межведомственного взаимодействия по рассматриваемому вопросу.

Такому положению дел можно найти вполне резонное объяснение. Так, производство по гражданскому иску в какой-то степени не соответствует природе и сущности уголовного процесса, в котором вина лица в совершении преступления (и в причинении ущерба) доказывается органами, обладающими соответствующими властными полномочиями, тогда как в гражданском процессе каждая из сторон обязана доказывать те обстоятельства, на которые ссылается. Вполне очевиден определенный диссонанс в понимании того, что должен доказывать сам потерпевший или гражданский истец по уголовному делу в части причинения ему вреда (ущерба) и определения его размера, а что входит в этом случае в обязанности следователя или судьи.

Вопросы возникают не только в связи с этим, так как существующая в настоящее время правовая регламентация вопросов, связанных с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе, явно недостаточна. Уголовно-процессуальное и иное связанное с ним законодательство, порядок учета результатов рассмотрения уголовных дел в части ответственности должностных лиц правоохранительных органов и суда за обеспечение прав потерпевшего требуют дополнений и изменений. Так, обязанность суда исследовать все спорные вопросы, связанные с предъявленным иском, зачастую рассматривается им как дополнительная, второстепенная нагрузка, увеличивающая сроки рассмотрения уголовного дела, в связи с чем судьи предпочитают оставлять иск без рассмотрения или направлять его после вынесения приговора для разрешения в гражданском порядке, так как это в принципе не запрещено законом. Одной из основных причин малоэффективного применения института гражданского иска в уголовном процессе можно назвать также недостаточный профессионализм судей, специализирующихся на рассмотрении уголовных дел, в применении норм гражданского законодательства.

К перечисленному можно добавить и такие причины, как неумение следователя собрать в уголовном деле все необходимые документы для возможности рассмотрения судом иска, заявленного по уголовному делу; отсутствие гарантии при трудозатратах следователя, прокурора, суда по обеспечению возмещения материального ущерба от преступления в дальнейшем, в силу различных причин, реально взыскать ущерб с подсудимого. Государственные обвинители, к сожалению, не всегда могут опровергнуть в суде доводы стороны защиты, настаивающей на невозможности рассмотрения гражданского иска по уголовному делу, а при вынесении судом неправомерного решения по иску (например, необоснованном оставлении его без рассмотрения) не во всех случаях приносят кассационные и надзорные представления.

Не секрет, что гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права. Порой в рамках гражданского процесса судья не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб. Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами.

Точно такие же вопросы встают и при одновременном (параллельном) рассмотрении гражданского иска, предъявленного по уголовному делу. Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда (ущерба). Потерпевшие все чаще заявляют иски о возмещении им морального вреда, причиненного преступлением. Все это повышает ответственность за принятие решений и требует от органов предварительного следствия и суда более внимательного изучения документов, положенных в основу предъявленного иска и сбора доказательств. Кроме того, закон дополнительно обязывает следователей, прокуроров, суд совершать действия, обеспечивающие возмещение ущерба по результатам рассмотрения уголовного дела.

Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела. Именно в таком подходе видится механизм скорейшей реализации конституционного права потерпевшего на компенсацию причиненного ущерба. Однако представляется, что применение института гражданского иска непосредственно в уголовном процессе не всегда целесообразно.

Нередко возникает вопрос о том, в каких случаях прокурору следует предъявлять иск в защиту интересов государства, субъекта Федерации или муниципального образования в рамках уголовного дела.

Рассмотрим ситуацию, при которой уголовное дело возбуждается по фактам злоупотреблений, допускаемых, например, при незаконной передаче представителями местного самоуправления (главой администрации) объектов недвижимости (земельных участков) в собственность частных или юридических лиц.

Нередко подобные факты выявляются прокурорами при осуществлении надзорной проверки и после оформления соответствующих документов материалы направляются в следственные органы в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В подобных случаях относительно возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц муниципальных органов, существует три возможных варианта, которые по-разному используются в практической деятельности.

В одних случаях прокурор до направления материалов в следственные органы обращается с иском в арбитражный суд о признании сделки по отчуждению участка земли конкретному частному или юридическому лицу недействительной и возврате земельного участка в собственность муниципального образования. При этом нередко суды принимают решение о невозможности такого возврата в связи с уплатой стоимости земельного участка и его использованием покупателем.

В подобной ситуации также нельзя не учитывать изменения, внесенные в ст. 90 Преюдиция» УПК, в соответствии с которой теперь должны признаваться без дополнительной проверки обстоятельства, установленные не только приговором, вступившим в законную силу (как это было предусмотрено ранее), но и вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. К сожалению, арбитражная практика по вопросам сделок с землей, как и с другим недвижимым имуществом, весьма неоднозначна. Учитывая, что арбитражным судом может быть принято решение, противоположное мнению прокурора, сложившемуся у него при проведении надзорной проверки о незаконности передачи земельного участка, под вопрос может быть поставлена сама возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в такой передаче. Нельзя не учитывать и сроки рассмотрения дел арбитражным судом. Вполне возможно, что уголовное дело будет закончено, передано в суд и по нему будет принято решение раньше, чем в арбитраже, в том числе и в части удовлетворения иска прокурора о возмещении причиненного ущерба в виде взыскания стоимости земельного участка в доход муниципального бюджета. В этом случае приговор по уголовному делу будет являться преюдициальным фактом для арбитражного суда, что позволит решить двуединую задачу — возмещение ущерба и привлечение виновных к уголовной ответственности.

Однако не все так просто. Нередко приходится решать дилемму, что желательно вернуть стоимость земельного участка или сам участок, который может быть использован в дальнейшем муниципальным образованием с извлечением наибольшей прибыли или в других более значимых целях. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности непосредственно в рамках уголовного дела признать сделку по отчуждению земельного участка недействительной, без чего этот участок не может быть возвращен в натуре прежнему собственнику. Поэтому прокурор вправе предъявить иск только о взыскании стоимости участка, который может быть удовлетворен судом, рассматривающим уголовное дело.

В судебно-следственной практике все чаще используется схема, при которой прокуроры ждут вынесения приговора судом по уголовному делу, возбужденному в отношении конкретных должностных лиц, превысивших свои должностные полномочия, вступления его в законную силу, после чего обращаются с иском в арбитражный суд о взыскании ущерба, причиненного преступлением.

Такой подход не запрещен законом, однако при этом нельзя не учитывать, что в рамках арбитражного процесса каждая сторона вправе представлять доказательства, подтверждающие ее позицию. Лица, в отношении которых вынесен обвинительный приговор, не согласные с оценкой земельного участка, вправе просить суд назначить новую экспертизу по оценке, что суд и делает. В подобной ситуации прокурор вынужден оспаривать заключение проведенной вновь экспертизы, если оценка земельного участка не будет совпадать с той, что была вменена в вину подсудимым по рассмотренному уголовному делу, чего не всегда возможно добиться. В противном случае ставится под сомнение правомерность вынесенного ранее приговора, так как от размера причиненного ущерба, выражавшегося в разнице фактической и реально примененной стоимости земельного участка (как правило, заниженной) при незаконном ее определении, зависит квалификация совершенного преступления.

Таким образом, прокурор, выявивший нарушения, за которые уголовным законом установлена ответственность, должен четко определить стоящие перед ним задачи, исходя из тех правовых возможностей, которые он может использовать в каждом конкретном случае для возмещения ущерба, причиненного преступлением, выбрав определенную тактику для получения наиболее желательного результата.

В связи с изменениями, внесенными в УПК, организация надзора за законностью процессуальных действий органов дознания и предварительного следствия претерпела существенные изменения. В настоящее время надзор не носит комплексного, системного характера на всех этапах расследования преступления. Узнать о нарушениях, допущенных следователем, прокурор может, проверяя те обязательные процессуальные документы, которые органы следствия обязаны ему предоставлять. Это относится к проверке материалов при возбуждении уголовного дела, избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей, поддержании ходатайства следователя перед судом об аресте имущества в качестве обеспечительной меры для возмещения вреда или возможной конфискации имущества, получении копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, при наличии жалоб на действия следователя или руководителя следственного органа, а также при поступлении уголовного дела для утверждения обвинительного заключения. В зависимости от этого прокурор должен определить наиболее эффективные средства, которые он может применить в соответствующей ситуации.

Возмещение материального ущерба от преступления

Правом на возмещение материального ущерба от преступления обладают в уголовном процессе лица, потерпевшие от данного противоправного деяния. Такие лица имеют процессуальное положение гражданского истца и выступают на стороне обвинения.

В соответствии ч. 1 ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Предъявлению гражданского иска и принятию указанных процессуальных решений должно предшествовать разъяснение лицам, которым причинен вред, их права на предъявление гражданского иска.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Гражданскими истцами должны признаваться следующие лица, которым непосредственно причинен вред преступлением:

  • — признанные потерпевшими лица, понесшие убытки от утраты заработка (дохода) вследствие постоянной или временной утраты ими трудоспособности, а также вследствие дополнительно понесенных ими расходов, вызванных повреждением здоровья в результате преступления;
  • — нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении погибшего в результате преступления кормильца или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также ребенок погибшего, родившийся после его смерти (от его имени иск предъявляет законный представитель); один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении погибшего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими 14 лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоявшие на иждивении погибшего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами погибшего, и ставший нетрудоспособным в период осуществления ухода, сохраняет право на возмещение вреда и после окончания ухода за этими лицами (п. 1 ст. 1088 ГК РФ);
  • — признанные потерпевшими от преступления лица, которым вред причинен утратой заработка в результате уголовно-противоправного нарушения их трудовых прав (ст. 145, 145.1 УК РФ);
  • — физические и юридические лица, имуществу которых, принадлежащему им на праве собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления) или законного (титульного) владения, причинен вред преступлением (хищение, уничтожение, порча и т.д.);
  • — признанные потерпевшими физические лица, которым преступлением причинен моральный вред (ст. 151 ГК РФ), а также юридические лица в случае причинения преступлением вреда их деловой репутации, если это повлекло возникновение убытков (ст. 152 ГК РФ).

Доказывание гражданского иска в уголовном деле производится в основном по правилам, установленным уголовно-процессуальным правом. Доказывание причинения деяниями обвиняемого имущественного вреда, подлежащего возмещению гражданскому истцу, предполагает доказывание события преступления, причастности обвиняемого к его совершению, его вины, причинной связи между деянием обвиняемого и причиненными убытками. Если обвинение не будет доказано, гражданский истец при вынесении оправдательного приговора не может рассчитывать на удовлетворение своих требований либо вообще, либо в рамках уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

Права и обязанности гражданского истца в целом близки к правам и обязанностям потерпевшего. Вместе с тем, поскольку процессуальное положение потерпевшего и гражданского истца не всегда совпадает, некоторые их особенности требуют уточнения, в том числе законодательного.

В соответствии с ч. 4 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе:

  • 1) поддерживать гражданский иск;
  • 2) представлять доказательства;
  • 3) давать объяснения по предъявленному иску;
  • 4) заявлять ходатайства и отводы;
  • 5) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;
  • 6) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
  • 7) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии гражданского истца дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;
  • 8) иметь представителя;
  • 9) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;
  • 10) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя;
  • 11) отказаться от предъявленного им гражданского иска. До принятия отказа от гражданского иска дознаватель, следователь, суд разъясняет гражданскому истцу последствия отказа от гражданского иска, предусмотренные ч. 5 ст. 44 УПК РФ;
  • 12) знакомиться по окончании расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску, и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме;
  • 13) знать о принятых решениях, затрагивающих его интересы, и получать копии процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску;
  • 14) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;
  • 15) выступать в судебных прениях для обоснования гражданского иска;
  • 16) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;
  • 17) приносить жалобы па действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
  • 18) обжаловать приговор, определение и постановление суда в части, касающейся гражданского иска;
  • 19) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;
  • 20) участвовать в судебном рассмотрении принесенных жалоб и представлений в порядке, установленном УПК РФ.

При этом в ч. 2 ст. 74 УП К РФ показания гражданского истца не названы в числе доказательств. Однако неоспоримым фактом является то обстоятельство, что показания гражданского истца имеют важный характер в процессе доказывания по делу и уже только по этому признаку их необходимо считать самостоятельным видом доказательств. Кроме того, положения ст. 44 УПК РФ являются специальными нормами по отношению к общей норме о доказательствах и поэтому подлежат предпочтительному применению в процессе.

Суд не вправе оставить гражданский иск без рассмотрения при вынесении обвинительного приговора. Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 309 УПК РФ при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. При этом в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» указано, что суд вправе принять подобное решение, если только это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и по другим вопросам.

Верховный Суд РФ подчеркнул, что суд первой инстанции не вправе оставлять иск без рассмотрения, основываясь на том, что истцы не представили доказательств в подтверждение размера причиненного преступлением ущерба, и указал, что гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения только в двух случаях: 1) при неявке гражданского истца или его представителя и 2) при постановлении оправдательного приговора в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления

Из судебной практики

Постановление президиума Московского городского суда от 21.08.2009 по делу № 44у-250/09

(извлечение)

Поскольку Б. согласился с предъявленным обвинением, полностью признал свою вину, после консультации с защитником заявил ходатайство о рассмотрении дела без проведения судебного разбирательства, дело рассмотрено в особом порядке, с согласия защитника и государственного обвинителя, в соответствии с правилами гл. 40 УПК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит отмене в части разрешения гражданского иска.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таким признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями УПК РФ и основанный на правильном применении уголовного закона.

Вопреки этому приговор по настоящему делу в части разрешения гражданского иска постановлен при наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

При таких обстоятельствах президиум считает, что имеются основания для отмены приговора Савеловского районного суда города Москвы от 11 февраля 2009 г. в части принятого решения по гражданскому иску и дело в этой части следует направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Возмещение вреда, причиненного преступлением

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Конституция Российской Федерации в ст. ст. 46 и 52 гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Требование о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включает в себя устранение преступных последствий, в том числе путем восстановления нарушенных гражданских прав потерпевших от преступлений лиц.

Согласно ст. 12 ГК РФ к числу способов защиты гражданских прав относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда.

В уголовном судопроизводстве обязанность государства обеспечить надлежащую защиту гражданских прав потерпевших от преступлений физических и юридических лиц, сформулированная в ст. 6 УПК РФ, реализуется посредством разрешения исков о возмещении имущественного ущерба или компенсации морального вреда.

Возмещение вреда, причиненного преступлением, вопреки распространенному среди юристов мнению, не является специальным институтом возмещения вреда (например, как институты возмещения вреда – источником повышенной опасности или возмещения вреда при исполнении служебных обязанностей). Здесь действуют общие положения о возмещении вреда, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, такие, как: «возмещается только реально причиненный вред», «виновность причинившего», «полный размер возмещения», «наличие причинной связи» и т. п. Именно в силу этого гражданский истец по уголовному делу, при наличии одновременно специального института возмещения вреда, вправе выбирать – с кого же ему возмещать вред: с преступника или, скажем, с владельца источника повышенной опасности (если преступник причинил вред, используя такой источник)? Или: с преступника или с организации, в которой он исполнял служебные обязанности при причинении вреда? Полагаю, что нашим читателям нет необходимости подчеркивать, что автор под преступником здесь понимает то лицо, которое суд назовет преступником в приговоре суда.

Преимущества гражданского иска в уголовном процессе очевидны с точки зрения процессуальной экономии и полноты исследования доказательств. Так, подсудность и подведомственность гражданского иска определяются подсудностью уголовного дела (часть 10 ст. 31 УПК РФ). Тем самым лицо, признанное гражданским истцом по уголовному делу, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебных разбирательствах – сначала по уголовному делу, затем по гражданскому делу. Немаловажным фактором является и то, что зачастую гражданскому истцу судиться по месту уголовного процесса попросту удобнее, нет необходимости отправлять иск по месту жительства или нахождения ответчика, а таким местом может быть совсем другой регион страны. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ, п. п. 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ).

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предъявляет упрощенные требования к оформлению гражданского иска в уголовном деле.

Уголовно-процессуальный закон не обязывает, в отличие от норм ГПК РФ, гражданского истца прикладывать к исковому заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков. Обвиняемый о том, что к нему предъявлен гражданский иск, может узнать только при ознакомлении с материалами уголовного дела либо в судебном заседании.

Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска. Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

Полагаем, что по смыслу норм действующего УПК РФ, в том числе ч. 4 ст. 42, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 309 УПК РФ, гражданский иск должен предъявляться в виде письменного заявления на имя следователя (дознавателя) либо суда. Не согласимся в этой связи с бытующим мнением о том, что гражданский иск может быть предъявлен как в письменной, так и в устной форме (когда устное исковое заявление заносится в протокол). Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. № 1-П, гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом в силу ч. 1 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме (подробнее см.: Гражданский иск в уголовном судопроизводстве (Сычева О. А.) («Мировой судья», 2015, № 5)).

Гражданскому истцу в уголовном процессе не очень-то трудно и с доказательствами по предъявленному иску. В их качестве выступают все материалы уголовного дела, все его тома и листы – от первого до последнего. Если факт совершения преступления привлекаемым к уголовной ответственности лицом будет доказан, если будет подтверждено, что вред причинен непосредственно преступлением – есть, как правило, все основания и для удовлетворения иска. А дальше, кто не согласен – жалуйтесь. Доказывайте свою невиновность, а значит, и отсутствие оснований для взыскания.

Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

Согласно пункту 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, ключевым при решении вопроса о признании гражданина или юридического лица потерпевшим от преступления и, соответственно, гражданским истцом выступает понятие «вред».

В уголовно-процессуальном праве определение понятию «вред» не дано, что вызывает некоторые трудности при решении вопроса о признании лица гражданским истцом. Следователи порой затрудняются определить, кому именно причинен вред в результате преступления и, следовательно, – кого признавать потерпевшим и гражданским истцом (так, сейчас следствие по делу так называемой «МММ по-хабаровски» в тупике: кто является потерпевшим по делу – кредитные потребительские кооперативы (юридические лица) или граждане, доверившие кооперативам свои денежные сбережения?).

В связи с этим вполне оправданно обратиться к цивилистике, так как само понятие «вред» сформировано именно цивилистикой (см.: Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике (Сушина Т. Е.) («Журнал российского права», 2016, № 3).

Определение понятия «вред», сформулированное в цивилистике, представляется приемлемым и для уголовно-процессуальных отношений.

Вред, причиненный в результате преступления, подразделяется применительно к гражданам на физический, имущественный и моральный, к юридическим лицам – на имущественный вред и вред деловой репутации.

Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме. Моральный вред определен в ст. 151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Разрешение гражданских исков в уголовном деле основано на установлении таких юридических фактов, как наличие преступления, причинение преступлением вреда, наличие причинной связи между преступлением и наступившим вредом. И если в установлении факта наличия преступления со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц роль гражданского истца по понятным причинам невелика, то в определении размера причиненного вреда его активная позиция в уголовном процессе может сыграть ключевую роль.

При этом суд должен проявлять максимум объективности, поскольку, увлекшись задачей восстановления социальной справедливости, суд может не заметить предвзятости со стороны гражданского истца по отношению к виновному (помните знаменитое выражение пострадавшего Шпака из фильма Леонида Гайдая: «три магнитофона, три портсигара, куртка замшевая – три…»). Так, в одном из уголовных дел, связанных с похищением из предприятия импортного грузового автомобиля, районный суд в приговоре указал о взыскании с виновных более четырех миллионов рублей ущерба (то есть – полную балансовую стоимость украденного), хотя органами следствия предприятию были возвращены (и приняты последним!) запчасти с разукомплектованной похитителями машины в размере более половины ее стоимости. По апелляционной жалобе защитника краевой суд, разумеется, сумму взысканного вполовину уменьшил.

В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния. Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению. Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу). Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок. Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст. 44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

Поскольку к преступлению уголовный закон (ст. 14 УК РФ) относит виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, то теоретически любое совершенное преступление может причинить вред, подлежащий возмещению, так как это деяние – общественно опасно. На практике это не всегда так. Преступление может быть совершено, а возмещать вред в его материально-правовом смысле – некому. Например, если преступление совершено с нарушением интересов государства или прав личности, но без видимых, ощутимых материальных последствий. Кроме того, после преступления не все пострадавшие желают возмещать причиненный им вред (по самым разным, иногда глубоко личным, причинам). Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, лишь 10% уголовных дел завершаются судами с разрешением гражданских исков. Проведенные исследования показывают, что доля фактического исполнения соответствующих судебных решений по возмещению вреда, причиненного преступлением, составляет менее 21% (см.: Стимулирование обвиняемого к возмещению причиненного преступлением вреда: проблемы и перспективы (Карабанова Е.Н., Цепелев К.В.) («Российская юстиция», 2016, №5)).

И все же можно выделить наиболее типичные, чаще всего встречающиеся примеры возмещения вреда в связи с совершенными преступлениями (и, соответственно, примеры гражданских исков в уголовных процессах):

•возмещение вреда от корыстных преступлений (кражи, грабежи, мошенничества, вымогательства и др.);

•возмещение вреда от насильственных преступлений (разбойные нападения, хулиганские действия, причинения телесных повреждений, истязания и др.);

•возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (вследствие убийств, изнасилований, тяжких ДТП, преступлений по службе и др.);

•возмещение вреда от преступлений на транспорте, от тяжких ДТП, от аварий, взрывов, пожаров и др.;

•возмещение вреда от должностных преступлений (превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, иные преступления по службе);

•возмещение вреда от преступлений против интересов коммерческих организаций;

•возмещение вреда от террористических актов;

•возмещение морального вреда;

•иные возмещения вреда.

СПОСОБЫ И РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

На практике такой способ, как возмещение вреда в натуре, по уголовным делам используется редко и выступает чаще всего в форме возвращения части похищенных вещей (иногда – с существенным дисконтом их реальной стоимости), в форме восстановительного ремонта поврежденного имущества и т. п.

Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

Гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права. Порой в рамках уголовного процесса судья-криминалист, специализирующийся в суде первой инстанции на рассмотрении уголовных дел, не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб. Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами (подробнее см.: Возмещение вреда, причиненного преступлением (Титова В. Н.) («Законность», 2013, № 12)).

Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему, как мы уже указывали, возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела.

Размер имущественного вреда, подлежащего возмещению потерпевшему, определяется, исходя из цен, сложившихся на момент вынесения решения по предъявленному иску. Из этого общего правила имеются исключения. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов. В одном из уголовных дел с участием автора публикации, связанных с мошенническими действиями в отношении муниципальных квартир, например, суд справедливо не согласился со стоимостью похищенных квартир, определенной по средней величине стоимости квадратного метра жилья в Хабаровске, и назначил оценочную экспертизу. Она определила стоимость похищенного с учетом индивидуальных (а не усредненных) особенностей конкретной квартиры. В дальнейшем это повлияло не только на размер гражданского иска (в меньшую сторону), но и на квалификацию содеянного и, как следствие, – на размер определенного судом наказания.

Размер присужденной ко взысканию суммы компенсации причиненного вреда не может быть увеличен с учетом индексации в порядке исполнения приговора, поскольку такое решение не предусмотрено главой 47 УПК РФ. Заявление гражданского истца об индексации рассматривается судом в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с частью 1 статьи 208 ГПК РФ (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 №17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»).

Причиненный преступными действиями нескольких лиц имущественный вред может быть возмещен по принципу солидарной гражданско-правовой ответственности, тогда как моральный вред компенсируется в денежной форме по правилам долевой ответственности, исходя из характера и объема причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и степени вины каждого (см.: Гражданский иск в уголовном процессе (Бубчикова М.В.) («Российский судья», 2015, №9)).

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 02 (184) дата выхода от 20.02.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Возмещение материального ущерба и вреда причиненного преступлением

Ну а лучше, позвоните нам по телефонам!
Это быстрее и бесплатно !

Как осуществить возмещение вреда причиненного преступлением? Все уголовные проступки выделяются в отдельный ряд противоправных действий, ввиду их общественной опасности наступившими последствиями.

Помимо того, что ставятся под сомнение те или иные общественные ценности, так и еще причиняется ущерб людям и окружающей природной среде.

В этом случае важно провести возмещение ущерба от преступления. Как взыскать материальный ущерб причиненный преступлением, читайте в нашей статье.

Возмещение материального вреда, причиненного преступлением

По общему правилу, вред, наступивший вследствие преступления, возмещается виновником происшедшего. Однако есть и случаи, когда бремя выплат ложиться на третью сторону.

Например, человека с тяжелыми последствиями сбил автомобиль, принадлежащий предприятию, то возмещать ущерб наряду с ОСАГО будет и администрация.

Точно также, если жизнь, здоровье или имущество были застрахованы, то часть выплат может взять на себя страховая компания. Непокрытую же сумму вреда можно будет взыскать с виновника преступления в рамках уголовного или гражданского судопроизводства.

Возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, осуществляется в его действительной сумме. В нее входят расходы на восстановление имущества и здоровья, утраченный заработок вследствие нетрудоспособности, а также иные дополнительные затраты, которые пришлось понести пострадавшему.

Например, это различного рода экспертизы и т.д. Если преступление связано с убийством, то в сумму ущерба входят и затраты родственников на погребение потерпевшего человека.

Кроме того, законодательством предусмотрена индексация присужденных сумм в связи с изменением значения прожиточного минимума, установленного в стране.

Порядок возмещение материального вреда, причиненного преступлением

Сначала необходимо подсчитать его сумму. Сделать это можно как на основании экспертного заключения, так и путем подсчета всех расходов, подтвержденных документально.

Кроме того, возмещение вреда, причиненного преступлением, распространяется и на компенсацию морального ущерба. Здесь сумму сами вольны определить потерпевший или его родственники. Причем, моральный вред при преступлении возмещается независимо от присутствия вины.

После того, как потерпевший или его родственники определились с суммой ущерба, необходимо подготовить гражданский иск. Он адресуется или следователю, либо суду, который рассматривает уголовное дело. В результате сумма присужденного к взысканию ущерба будет фигурировать в приговоре отдельными пунктами.

Особенности взыскания имущественного вреда от преступления

Итак, если человек был осужден к лишению свободы, то вред возмещается исходя из его заработка за время нахождения в тюрьме или колонии. Не исключено, что что-то удастся выручить за счет продажи его имущества.

Когда человек был освобожден из зала суда по причинам, не связанным с оправданием, то для возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, следует подать отдельный гражданский иск.

После его удовлетворения необходимо будет получить исполнительный лист и передать для работы судебным приставам. В этом случае вред, причиненный преступлением, должен взыскиваться принудительно.

Статья написана по материалам сайтов: studme.org, www.consultant-dv.ru, sud-isk.ru.

«