+7 (499) 288 16 73  Москва

+7 (812) 385 57 31  Санкт-Петербург

8 (800) 550 47 39  Остальные регионы

Бесплатная юридическая консультация!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Принцип неприкосновенности личности предусматривает что


Принцип неприкосновенности личности закреплен в ст. 22 Конституции РФ и ст. 10 УПК РФ. Он гласит: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность; арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

В данном принципе содержится очень важное правило неприкосновенности личности. Ограничение свободы возможно только в случаях и в порядке, установленных в уголовно-процессуальном законе .

Данный принцип уголовного судопроизводства закреплен не только внутренними законами Российской Федерации, но и различными международными договорами, ратифицированными Россией. Так, в Международном пакте о гражданских и политических правах записано, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В ст. 9 этого договора сказано, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

Решение суда не требуется только для кратковременного задержания подозреваемого в порядке, предусмотренном законом (ст.ст. 91, 92 УПК РФ) на срок не более 48 часов.

Таким образом, можно заключить, что неприкосновенность личности гарантируется не только отраслевым уголовно-процессуальным и конституционным законодательством, но и нормами международного права. Ограничение свободы личности возможно исключительно по решению судебных органов, и только на сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством (ст. 109 УПК РФ).

Принцип неприкосновенности личности.

Согласно ст. 22 Конституции каждому гарантируется свобода и личная неприкосновен­ность. Данная норма закреплена также в Международном пакте о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19.12.1966 г.). В соответствии с данными актами никто не иожет быть арестован, заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований.

Под правом личной неприкосновенности следует понимать гарантированную государством свободу человека, состоящую в недопущении посягательств на:

1. Физическую неприкосновенность (жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность и половую свободу).

2. Нравственную неприкосновенность (честь, достоинство, нравственную свободу).

3. Психическую неприкосновенность (нормальное течение психических процессов).

4. Личную безопасность (предоставление человеку возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находится под наблюдением или охраной).

В уголовном процессе существуют законные ограничения физической неприкосновенности личности, где в интересах раскрытия преступлений приходится жертвовать некоторыми основными правами граждан. Так, в соответствии с ч.4 ст.21 УПК требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Сущность принципа свободы и неприкосновенности личности заключается в том, что никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу без наличия на то законных оснований и в соответствии с процедурой предусмотренной законом. Лицо может быть заключено под стражу или помещено в медицинский или психиатрический стационар только при наличии судебного решения. Никакой другой орган ограничить свободу человека не имеет права. Порядок принятия такого решения регламентируется законом. Без судебного решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов (при условии, что за преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы). Возможность продления срока задержания до 72 часов предусмотрено ч.7 ст.108 УПК РФ. Задержание и заключение под стражу возможно только в отношении подозреваемых и обвиняемых.

Проверка законности и обоснованности задержания производится прокурором, а затем судом, когда решается вопрос об избрании меры пресечения – заключение под стражу.

«Полиция имеет право задерживать:

1) лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

2) лиц, совершивших побег из-под стражи, лиц, уклоняющихся от отбывания уголовного наказания, от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания либо не прибывших к месту отбывания наказания в установленный в указанном предписании срок, — до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;

3) лиц, уклоняющихся от исполнения административного наказания в виде административного ареста, — до передачи их в места отбывания административного ареста;

4) лиц, находящихся в розыске, — до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;

5) лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены законодательством об административных правонарушениях;

6) военнослужащих и граждан Российской Федерации, призванных на военные сборы, подозреваемых в совершении преступления, — до передачи их военным патрулям, военному коменданту, командирам воинских частей или военным комиссарам;

7) лиц, уклоняющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудительных мер воспитательного воздействия, — до передачи их в учреждения, обеспечивающие исполнение таких мер;

8) лиц, уклоняющихся от следования в специализированные лечебные учреждения для исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены федеральным законом;

9) лиц, допустивших нарушение правил комендантского часа, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены федеральным конституционным законом;

10) лиц, незаконно проникших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые объекты, — до выяснения личности, но на срок не более трех часов;

11) лиц, предпринявших попытку самоубийства либо имеющих признаки выраженного психического расстройства и создающих своими действиями опасность для себя и окружающих, — до передачи их в лечебные учреждения либо по месту жительства;

12) лиц, совершивших побег из психиатрического лечебного учреждения или скрывающихся от назначенной судом недобровольной госпитализации в такое учреждение, — до передачи их в психиатрическое лечебное учреждение;

13) лиц, в отношении которых поступило требование о выдаче, — до передачи их иностранному государству по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации или международным договором Российской Федерации».

В случае обнаружения незаконности задержания, заключения под стражу, помещения в медицинский или психиатрический стационар или содержания под стражей свыше срока, пре­дусмотренного законом, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немед­ленно освободить такое лицо. Лицо, в отношении которого применены меры принуждения (заключе­ние под стражу, задержание) должны содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью. Администрация изоляторов временного содержания и следственных изоляторов обязана следить за соблюдениям правил внутреннего распорядка и пресекать случаи насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения со стороны других содержащихся под стражей лиц, а также сотрудников учреждений.

Важной гарантией реализации данного принципа является право подозреваемого и обви­няемого на обжалование задержания, заключения под стражу и продления срока содержания под стражей, а также заключения в медицинский или психиатрический стационар.

Принцип неприкосновенности личности

Принцип неприкосновенности личности обусловлен рядом международно-правовых документов (ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и др.) и положениями Конституции России (ст. 22). Эти нормативные акты закрепляют общее право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность. Данные общечеловеческие права признаются за каждым от рождения и являются одним из основных элементов статуса личности в правовом государстве. Так, человек не должен удерживаться в неволе, имеет возможность свободно передвигаться, избирать место жительства или пребывания и осуществлять иные правомерные действия.

Вместе с тем государство должно пресекать и ограничивать любые проявления противоправного поведения, в том числе преступную деятельность, которая причиняет вред правам и законным интересам других людей. В частности, в уголовном судопроизводстве в целях пресечения совершения преступлений, недопустимости воспрепятствования установлению истины по уголовному делу, а также для обеспечения исполнения приговора законодатель в определенных случаях допускает возможность ограничения права на свободу и личную неприкосновенность. Так, лицо может быть задержано по подозрению в совершении преступления (гл. 12 УПК РФ) или подвергнуто уголовно-процессуальному пресечению (гл. 13 УПК РФ). Помимо этого в целях производства судебной экспертизы лицо может быть помещено в специальный медицинский или психиатрический стационар (ст. 203 УПК РФ).

Однако предоставление государственным органам таких серьезных процессуальных полномочий ни в коей мере не должно обусловливать факты произвола правоохранительных органов по отношению к личности.

Как отмечал Конституционный Суд, конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти. Вынесение постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность независимо от того, исполнено или не исполнено это решение. Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывают давление на сознание и поступки человека (см. постановление от 3 мая 1995 г. № 4-П).

Поэтому применительно к сфере уголовно-процессуальной деятельности принцип неприкосновенности личности выражается в следующих требованиях:

1) любая мера уголовно-процессуального принуждения, ограничивающая право человека на свободу и личную неприкосновенность (задержание подозреваемого; заключение под стражу; домашний арест; помещение в медицинский или психиатрический стационар), может применяться не иначе как при наличии на то установленных законом оснований (ч. 1 ст. 10 УПК РФ);

2) процессуальное решение об избрании любой из указанных мер, в том числе в ходе досудебного производства, принимает только суд. Без судебного решения лицо может быть задержано по подозрению в совершении преступления на срок не свыше 48 часов (и исчисляется он с момента фактического задержания лица – ч. 3 ст. 128 УПК РФ);

3) суд, прокурор, следователь, орган дознания или дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, заключенного под стражу, подвергшегося домашнему аресту или помещенного в медицинский либо психиатрический стационар. Это требование распространяется и на случаи действия любой из указанных мер принуждения свыше установленного срока;

4) любое лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления или заключено под стражу, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

К сожалению, в современной правоприменительной практике часто встречаются случаи грубого нарушения принципа неприкосновенности личности. Типичным тому примером может служить дело В.И. Маслова, впоследствии ставшее предметом для рассмотрения Конституционным Судом.

Так, 2 октября 1997 г. в рамках расследования по уголовному делу по статье 163 УК РФ В.И. Маслов был принудительно доставлен в региональное управление по борьбе с организованной преступностью ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской обл., где без принятия решения о его задержании или заключении под стражу удерживался более 16 часов. За это время в отношении его был проведен ряд других следственных действий – опознание, допрос в качестве свидетеля, очная ставка (см. постановление КС РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П).

Другим примером нарушения принципа неприкосновенности личности могут служить обстоятельства, выявленные Европейским Судом по правам человека по делу «Калашников против Российской Федерации».

В.Е. Калашников, являясь обвиняемым по уголовному делу и будучи заключенным под стражу, в период с 29 июня 1995 г. по 20 октября 1999 г. содержался в следственном изоляторе № г. Магадана в условиях полной антисанитарии и опасности для жизни и здоровья (см. постановление от 15 июля 2002 г., жалоба № 47095/991).

Положения принципа неприкосновенности личности конкретизируются в целом ряде норм общей и особенной частей уголовно-процессуального права. Например, статьи 91, 92, 108, 203 УПК РФ предусматривают основания и процессуальный порядок применения принудительных мер, которые ограничивают право на свободу и личную неприкосновенность. Часть 2 ст. 29 УПК РФ определяет исключительные полномочия суда в решении вопросов, связанных с применением этих мер. Статьи 109 и 255 УПК РФ устанавливают сроки содержания под стражей и т. д.

Таким образом, точное и неукоснительное соблюдение принципа неприкосновенности личности является еще одной важной гарантией обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

7 Язык уголовного судопроизводства – это официальное средство устного или письменного выражения волеизъявления участников уголовно-процессуальных отношений и исполнения ими своих обязанностей.

На языке уголовного судопроизводства происходит вербальное общение при производстве процессуальных действий, а также составляются все процессуальные документы.

Очевидно, что уголовное судопроизводство как один из видов государственной правоохранительной деятельности должно осуществляться на государственном языке России, которым в соответствии с частью 1 ст. 68 Конституции России является русский. Однако часть 2 этой статьи закрепляет право республик – субъектов Федерации устанавливать свои собственные государственные языки, которые могут употребляться в государственных и муниципальных органах и государственных учреждениях таких субъектов Федерации наряду с русским. Это обстоятельство обусловливает возможность осуществления уголовного судопроизводства и на языке республики в составе Российской Федерации.

Вместе с тем государство гарантирует каждому человеку, находящемуся на территории России, право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ч. 2 ст. 26 Конституции России). В частности, все народы Российской Федерации вправе сохранять родной язык, создавать условия для его изучения и развития (ч. 3 ст. 68 Конституции).

Таким образом, в соответствии со статьей 18 УПК РФ принцип языка уголовного судопроизводства состоит из следующих процессуальных положений:

1) уголовное судопроизводство в Российской Федерации ведется на русском языке;

2) в республиках, входящих в состав Российской Федерации, уголовное судопроизводство может вестись на государственных языках этих республик. Государственным языком республики признается только язык, который предусмотрен в качестве такового ее конституцией;

Так, некоторые республики наряду с русским имеют еще один государственный язык. Например, в Татарстане – это татарский (ч. 1 ст. 8 Конституции Республики Татарстан); в Башкортостане – башкирский (ч. 4 ст. 1 Конституции Республики Башкортостан); в Бурятии – бурятский (ч. 1 ст. 67 Конституции Республики Бурятия). Существуют и такие субъекты Российской Федерации, которые имеют множество государственных языков. Например, в Дагестане государственными языками согласно части 1 ст. 11 Конституции этой республики являются русский и языки проживающих на его территории народов (аварцев, лезгинов, чеченцев и др.).

3) в военных судах независимо от места дислокации уголовное судопроизводство ведется только на русском языке;

4) в Верховном Суде Российской Федерации независимо от того, из какого региона поступило на рассмотрение уголовное дело, судопроизводство ведется только на русском языке;

5) лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком уголовного судопроизводства, должно быть разъяснено и обеспечено право участвовать в уголовно-процессуальных отношениях на родном языке или другом языке, которым они владеют. В частности, им бесплатно должен быть предоставлен переводчик[20]. При этом следует отметить, что право на переводчика не является безусловным и подлежит обеспечению лишь при реальной надобности оказания помощи соответствующему участнику уголовного судопроизводства;

Как указал Конституционный Суд, органы предварительного расследования, прокурор и суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом (см. определение от 20 июня 2006 г. № 243-О).

Из следственной практики

Примером злоупотребления правом на переводчика может послужить уголовное дело, расследовавшееся в 1996–1997 гг. органами предварительного следствия ГУВД г. Москвы в отношении группы лиц, совершивших преступление, предусмотренное частью 3 ст. 147 УК РСФСР (мошенничество, совершенное организованной группой). Так, один из обвиняемых по уголовному делу И. родился и вырос в г. Москве. Однако его отец, бросивший семью, когда И. был всего 1 год, по национальности был этническим казахом (мать, воспитавшая И., была русской). При регистрации рождения отец записал национальность сына – казах, дал ему свою казахскую фамилию и казахское имя.

При задержании по подозрению в совершении преступления И., злоупотребив своими правами, заявил ходатайство о том, что является казахом, что в достаточной мере не владеет русским языком и что нуждается в помощи переводчика. А после того как следователь обеспечил ему такое процессуальное право и пригласил для допроса переводчика, И. отказался от его помощи и в дальнейшем продолжал участвовать в уголовном деле на русском языке.

При этом организационные мероприятия, направленные на поиск переводчика с казахского языка, заняли примерно 2 рабочие недели и таким образом обусловили некоторое затягивание предварительного следствия по уголовному делу.

6) если уголовно-процессуальные документы подлежат обязательному вручению лицу, не владеющему языком уголовного судопроизводства, то они должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет.

Состязательность сторон

Осуществление принципа состязательности означает такое построение уголовного судопроизводства, когда функции обвинения и защиты разграничены между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, использующими равные процессуальные права для отстаивания своих интересов. Соединение процессуальных функций в одном органе или должностном лице несовместимо с законами логики и психологии. Запрет этого нарушения, прежде всего, относится к суду, т.к. отступление от этого основного положения принципа состязательности ставит под угрозу само осуществление правосудия. Функция разрешения дела принадлежит исключительно суду. Она отделена от функций обвинения и защиты.

Всеобщность действия принципа состязательности на всем протяжении уголовного судопроизводства находит свое выражение в тех полномочиях, которыми закон наделяет субъектов уголовно-процессуальной деятельности, в производствах на досудебных стадиях уголовного процесса, когда стороны обращаются к суду для разрешения возникших противоречий.

Наиболее полное выражение принцип состязательности находит в регулировании порядка предварительного слушания при подготовке к судебному заседанию (гл.34 УПК), общих условий судебного разбирательства (гл.35 УПК), различных этапов судебного разбирательства (гл.36-38 УПК).

Гарантией реализации принципа состязательности является установление обязательности участия в судебном разбирательстве обвинителя и защитника.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

Принцип неприкосновенность личности

Человек в обществе ограничен определенными рамками. Внешние границы рамки (неприкосновенность личности) защищают его от вторжения общества, государства, других людей в его свободное состояние, внутренние границы (личная свобода) — напротив, не позволяют человеку распоряжаться своими правами в ущерб остальным.

Неприкосновенность личности охватывает лишь сферу деятельности общества (отдельного его индивидуума, группы индивидуумов) в отношении конкретного лица, а не его собственную деятельность. Понятие личной свободы, как второе составляющее автономии личности — наоборот, определяется его деятельностью, и не охватывает деятельности извне». Человек постоянно находится в контакте с иными людьми, механизмами, силами природы и т.д. Этот контакт не проходит для него бесследно: человек постоянно испытывает на себе их влияние (физическое, психическое и пр.). Признание возможным некой «абсолютной» неприкосновенности и ее добровольного ограничения привело бы к выводу о практической невозможности реальной, сколько-нибудь продолжительной неприкосновенности, это понятие стало бы аморфным.

Итак, пока человек существует и действует в соответствии с собственной волей, без принуждения, он неприкосновенен. Но как только воздействие на него осуществляется принудительно (помимо его воли), неприкосновенность ограничивается (если принуждение правомерно), либо нарушается (если принуждение неправомерно).

Отсутствие законодательного определения неприкосновенности личности закономерно породило противоречивые позиции по данному вопросу. Их анализ позволил выявить следующее:

  • 1. Существуют две отправные точки по проблеме определения неприкосновенности личности — узкое и широкое толкование данного принципа.
  • А) При узком толковании под неприкосновенностью личности понимают такое построение и осуществление уголовного судопроизводства, при котором никто не может быть подвергнут аресту иначе, как на основании судебного решения или с санкции прокурора. Новый энциклопедический словарь. — М., 2001. — С. 800; Долгоруков, С.В. Принцип неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве: Дисс. канд. юрид. наук. — М., 1985. — С. 52; Уголовно-процессуальное право РФ / Отв. ред. П.А. Лупинская. — М., 2000. — С. 127-128; Водолагин С. Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России // Российская юстиция. — 2001. — № 8. — С. 25; Строгович, М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1968. Т. 1. — С. 59; Волженкина, В.М. Европейская конвенция о защите прав человека и уголовный процесс. — С.-П., 1998. — С. 21, 24 и др. Причиной образования подобных суждений явилось как отсутствие четкого законодательного определения признаков неприкосновенности личности, так и прослеживающаяся в большинстве международных актах тенденция соседства данного принципа с правом каждого на защиту от произвольных арестов. Мюллерсон, Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. — М., 1991. — С. 158. Именно в узком понимании дает свое определение и Конституционный Суд РФ: «конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти». Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст. 220-1 и ст. 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой В.А. Аветяна от 3 мая 1995 г. // РГ. — 1995. — 12 мая. Словарь русского языка среди прочих дает и такое определение свободы: это «состояние того, кто не находится в заключении, в неволе». Ожегов, С.И. Словарь русского языка. — М., 1985. — С. 611.
  • Б) При широком толковании происходит отход от рассмотренной выше позиции в сторону расширения предполагаемого объема неприкосновенности личности. На наш взгляд, именно такое понимание отвечает сегодняшним требованиям.

В.М. Корнуков по этому поводу справедливо заметил: «возможность ограничения неприкосновенности личности сопряжена как с производством ареста, так и с применением других мер процессуального принуждения. Но поскольку арест из всех возможных принудительных действий более всего стесняет личную свободу, Конституция и соответствующие нормативные акты уголовно-процессуального права, закрепляя принцип неприкосновенности личности, формулируют условия ограничения личной свободы только при его применении. Условия же применения других принудительных мер, стесняющих личную свободу, находят свое выражение непосредственно в нормах, предусматривающих применение этих мер». Корнуков, В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. — Саратов, 1978. — С. 39.

2. Все ученые, разделяющие вторую позицию, сходятся на том, что неприкосновенность личности представляет собой сложное понятие, образующееся из системы базовых составляющих.

Среди базовых составляющих общего принципа неприкосновенности личности, поэтому называют: физическую (телесную) неприкосновенность (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, В.А. Патюлин, Р.Х. Ильясов, Н.Н. Короткий, В.М. Корнуков, Ю.И. Стецовский, О.Е. Кутафин, Е.А. Лукашева), психическую неприкосновенность (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, Е.А. Лукашева), нравственную неприкосновенность — честь и достоинство (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, В.А. Патюлин, Н.Н. Короткий, О.Е. Кутафин, Е.А. Лукашева), духовную неприкосновенность (Ю.И. Стецовский, О.Е. Кутафин), половую неприкосновенность (И.Л. Петрухин), индивидуальную личную свободу (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, В.А. Патюлин, Р.Х. Ильясов, Н.Н. Короткий), личную безопасность (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, О.Е. Кутафин, В.А. Патюлин, А.М. Баранов и П.Г. Марфицин), право свободного передвижения и выбора занятий (В.М. Корнуков), отсутствие контроля (Ю.И. Стецовский), возможность свободно располагать собой (В.А. Патюлин, Р.Х. Ильясов, Ю.И. Стецовский, Е.А. Лукашева).

Поэтому, изложить структуру (вычленить базовые компоненты) можно следующим образом:

  • — физическая неприкосновенность — предполагает защиту от насилия, опасного для жизни и здоровья, насилия, не опасного для жизни и здоровья Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 г. // Рос. юстиция. — 2001. — № 3., охрану половой свободы;
  • — нравственная неприкосновенность — защита чести и достоинства личности;
  • — психическая неприкосновенность — защита нормального течения психических процессов;
  • — индивидуальная свобода — защита права по своему усмотрению определять место пребывания, свободу передвижения, право на отсутствие наблюдения или охраны;
  • — общая свобода действий — защита действий, не охватываемых формализованным правом;
  • — личная безопасность — обеспечение отсутствия угрозы причинения вреда.

Еще Великая хартия вольностей (1215 г.) провозглашала: «ни один свободный человек не может быть арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким-либо иным образом обделен, и мы не пойдем на него, и не пошлем на него, иначе как по законному приговору равных ему и по закону страны». Конституции зарубежных государств: Учеб. пособие. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: БЕК, 2001.

Согласно ч. 1 ст. 55 Конституции РФ перечисление в ней основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Лучшим образом эту мысль выразил Международный пакт о гражданских и политических правах: «никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека не допускается под тем предлогом, что в указанном Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшей мере» (ч. 2 ст. 5). Международные акты. — М., 2000. — С. 55.

Правозащитная функция современного российского государства нашла относительно четкое закрепление в Конституции РФ 1993 г. Ряд ее статей устанавливает не только правовые гарантии личности, но и обязанности государства и его органов обеспечивать их реальное действие. Общим конституционным принципом является положение о том, что «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст. 2). Эта обязанность распространяется на все органы государственной власти и все три ее ветви — законодательную, исполнительную и судебную, а также на органы местного самоуправления, определяя «смысл, содержание и применение законов» (ст. 18). При этом особо выделяется гарантированная каждому судебная защита его прав и свобод (ст. 46). А чтобы не возникло сомнений в объективности и беспристрастности судебной защиты, равной для всех, независимо «от пола, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения» и пр. и пр., «граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия» (ст. 32 п. 5 Конституции РФ).

Конституция РФ в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах установила, что каждый человек имеет право на свободу и неприкосновенность. Институт свободы и неприкосновенности личности означает, что каждое лицо вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого-либо. Институт неприкосновенности личности включает как физическую, так и моральную, духовную, психологическую неприкосновенность.

В уголовном судопроизводстве личная неприкосновенность означает, что никто не должен задерживаться, лишаться свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Неприкосновенность личности, являясь принципом уголовного процесса, базируется на положениях ст. 22 Конституции РФ. Сформулированная в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 22 Конституции Российской Федерации устанавливает, что:

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Арест, заключение под стражу допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Смысл ч. 2 ст. 22 Конституции состоит в том, что только суду вверяется право на ограничение личной неприкосновенности человека и гражданина. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. — М.: Спарк, 2004. — С. 81.

Мера пресечения в виде заключения под стражу по действующему УПК может быть применена в отношении подозреваемого или обвиняемого не иначе как по судебному решению (ст. 10, 108 УПК). При этом применена она, как правило, может быть лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрена мера наказания в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет, а в исключительных случаях — до 2 лет лишения свободы. В законе прямо указано, что собой представляют эти «исключительные случаи»:

  • 1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории России;
  • 2) его личность не установлена;
  • 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
  • 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (ч. 1 ст. 108 УПК).

А в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется, как правило, только в том случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В УПК жестко установлено, что никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии оснований, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 97 УПК).

Статья написана по материалам сайтов: infopedia.su, lektsia.com, studwood.ru.

«