+7 (499) 938 42 63  Москва

+7 (812) 467 32 84  Санкт-Петербург

8 (800) 350 10 92  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Особое совещание при нквд


Особое совещание как внесудебный орган, то есть орган, от имени которого выносились заочные приговоры, изобрели не коммунисты: они переняли ценный опыт царской карательной системы, но развили его до немыслимых при царе масштабов.

Особое совещание при Коллегии ОГПУ» действовало в течение 20-х годов, но в конце 1929 г. отошло в тень с появлением территориальных «особых троек» (см.). Особое совещание при НКВД (ОСО НКВД) выписывало основную часть лагерных сроков в 1936 г. и в первой половине 1937 г., а в период Большого Террора снова стало играть вспомогательную роль. Все эти годы ОСО давало, как правило, лагерные сроки, а иногда — ссыльные сроки или «высылку» («минусы»).

Начиная с 1939 г. оно снова вышло на первый план, причём теперь уже выписывало и ВМН. Расстрелы польских военнопленных в 1940 г. были оформлены именно ОСО. Оно активно использовалось и во время войны.

Во 2-й половине 40-х гг. ОСО НКВД (а с 1946 г. ОСО МГБ) служило вспомогательным, но важным средством оформления дел на участников сопротивления против советских оккупантов — в странах Балтии и в аннексированной СССР части Польши. В ОСО слали все дела, шитые настолько белыми нитками, что их «заворачивали» (не принимали к производству) суды и военные трибуналы (даже трибуналы войск НКВД/МВД). Впрочем, такая практика сложилась ещё во время войны, по делам «изменников родины». Ведь почти все настоящие пособники гитлеровцев успели скрыться, а план по изменникам выполнять всё равно надо!

ОСО МГБ издохло сразу же вслед за гением всех времён и народов.

Особое совещание при нквд

Особое совещание при НКВД

По первоначальной версии бригады Геббельса, начиная с декабря 1939 года НКВД готовит новые — следственные — дела для рассмотрения на Особом совещании НКВД. К марту эта работа заканчивается, где-то в это время Особое совещание выносят полякам смертный приговор и их из лагерей военнопленных вывозят в тюрьмы НКВД, где и расстреливают. До момента «выносит полякам смертный приговор» эта версия совпадает с версией подручных Сталина.

80. Действительно, 31 декабря 1939 года Берия даёт приказ Сопруненко «принять необходимые меры к перестройке работы следственной группы с таким расчётом, чтобы в течение января закончить оформление следственных дел на всех заключённых военнопленных-полицейских…» Как видите, речь идёт пока об отправке на суд Особого совещания только полицейских, но 20 февраля с целью «разгрузки Старобельского и Козельского лагеря» Сопруненко предлагает наряду с освобождением из лагерей и отправкой домой больных, инвалидов, представителей трудовой интеллигенции из числа армейских офицеров, дополнительно оформить дела для Особого совещания и на офицеров пограничной охраны, II отдела польского Главштаба, судейско-прокурорских работников и активных членов антисоветских партий.

82. По-видимому, зимой принимается решение пропустить через Особое совещание всех офицеров. Чтобы членов Особого совещания освободить от большого объёма канцелярской работы, 16 марта 1940 года заместитель наркома НКВД Кабулова приказывает администрации лагерей готовить на военнопленных «Справку по личному делу». В этих справках кроме фамилии, имени и отчества указывались год и место рождения, имущественное и общественное положение, время взятия в плен, лагерь, где содержится, чин. И пустое место для решения Особого совещания.

83. Оформленные дела и Справки отправлялись в 1 спецотдел НКВД, который, видимо, и готовил дела и материалы до стадии, когда членам Особого совещания оставалось только расписаться. В том отделе действительно дела на пленных рассматривались, так, из числа прошедших через Особое совещание 395 офицерам, «продавшимся москалям», немцам по национальности, предполагаемым агентам и другим, был оставлен статус военнопленного, то есть Особое совещание их не осудило.

84. Часть поляков арестовывали в лагерях, они отправлялись в тюрьмы, там велось следствие, какой-то суд определял им сроки наказания и они, как обычные зэки, отправлялись в ГУЛАГ, где и сохранили себе жизнь. Но в отношении тех, кто оставался в лагерях, ни о каком другом суде, скажем — трибунале или чрезвычайной тройке — речи не идёт — только об Особом совещании.

Даже в 1941 году Сопруненко снова просил Берию «оформить заключения для рассмотрения на Особом совещании» дел тех офицеров и полицейских, что достались СССР вместе с присоединёнными прибалтийскими странами. И в 1941 году Сопруненко ни о каком другом суде не слыхал. (Напоминаю, мы рассматриваем факты только бригады Геббельса).

85. Следственная бригада Анисимова-Третецкого так же давила на «свидетелей» с целью подтвердить, что это Особое совещание приговорило поляков к расстрелу.

Елин пишет: «Впрочем, в распоряжении следствия есть и документы, составленные Сопруненко задолго до командировки. В ноябре 1939 года он дал указание передать 6005 дел поляков на Особое совещание… А предложение Сопруненко наркому Берии о разгрузке лагерей, датированное 20 февраля (где Сопруненко предлагает отпустить по домам 800 человек офицеров и отправить на Особое совещание 400 человек — Ю.М.) …можно считать началом конвейера смерти».

«Токарева удивляют вопросы следователя: зачитывали ли полякам постановление Особого совещания? Присутствовал ли прокурор?

— Нет! Кабулов сказал: никаких живых (и не замаранных кровью — Л.Е.) свидетелей быть не должно»

«Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД…»

Итак, работа бригады Геббельса завершилась признанием на самом высоком уровне, что пленные расстреляны по решению Особого совещания. Остались так, какие-то формальные мелочи для подтверждения этого вывода, и Трубин далее пишет: «В связи с этим прошу Вашего поручения общему отделу ЦК КПСС проверить наличие архивных материалов (возможно совместных решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР) по указанному вопросу и копии их передать в Прокуратуру СССР».

Горбачёв, заявивший ещё в 1990 году, что поляков убило НКВД, разумеется, был крайне заинтересован «проверить наличие» и наверняка такую команду дал.

И бригада Геббельса незаметно для публики, но быстро и красиво, погрузилась в большую яму с дерьмом.

87. В те годы у СССР была, даже по западным критериям, самая демократическая Конституция. Согласно её основополагающим принципам никто в СССР не мог быть посажен в тюрьму или расстрелян иначе, чем по постановлению суда. Судов хватало — были, так же как и сегодня, народные, областные, республиканские, Верховные. Были военные трибуналы. Короче, для того, чтобы расстрелять кого-либо, судов хватало.

Но у этих судов было органическое свойство — они рассматривали дела с участием адвокатов и прокуроров, перебирали все мелочи и длились достаточно долго. Обстановка была напряжённой, и в СССР Верховным Советом, то есть от имени народа, а не одной партии, абсолютно законно была создана внесудная система правосудия, уголовные дела (а политические, контрреволюционные дела были также уголовными) рассматривались «особым порядком».

Этот порядок предусматривал суды, но суды скорые, такие, какими в царской России были чрезвычайные суды. На заседаниях этих судов не было обвинителя и не было адвоката, спорить было некому. Дела они решали закрыто и очень быстро. Эти суды назывались чрезвычайными тройками и состояли не из случайных людей, а из трёх должностей. Один судья был партийным руководителем области (если тройка областная) или республики, второй — начальником УНКВД или наркомом внутренних дел, третий — прокурором области или республики. Они действительно рассматривали дела чрезвычайно быстро — есть много свидетельств, что в считанные минуты. Не будем обсуждать справедливость их приговоров, отметим то, что нам потребуется в этом деле.

Они были законны.

Они не состояли из персональных лиц, скажем, Иванова, Петрова, Сидорова, а из должностей, на должностях люди могли меняться — на силу приговора это не влияло. Автор обращает на это внимание, чтобы читатель понял, что в СССР, как и в любой другой стране, никому не давалось личного права судить, это право автоматически предоставлялось законом тому, кто занимал должность, которая имела по закону право судить.

Итак, у правительства СССР были неограниченные законные возможности при необходимости расстрелять, причём быстро, — в каждой республике и в каждой области были чрезвычайные тройки, способные немедленно оформить любую необходимую для расстрела бумагу. Повторяем — законную бумагу.

Но были и другие случаи, когда человека требовалось посадить в тюрьму или изолировать в исправительно-трудовом лагере. Это случаи, когда человек ничего не совершил, но опасен тем, что может совершить.

К примеру, с момента вступления США во вторую мировую войну были арестованы и посажены в концлагеря все американские граждане, кто имел хотя бы 1/16 японской крови. Правительство США сочло их опасными, хотя они ничего конкретного против США не сделали. Мне неизвестно, кто в США непосредственно занимался отправкой американцев в лагеря, кто изучал их родственников.

В СССР для этих целей был создан законный орган — Особое совещание при НКВД. Оно существовало довольно давно, но 8 апреля 1937 года ему утвердили Положение, предоставив больше прав и возможностей. Из положения нетрудно узнать, что такое Особое совещание и что оно могло.

Об Особом совещании при народном комиссариате внутренних дел.

1. Предоставить Наркомвнуделу в отношении лиц, признаваемых общественно опасными, ссылать на срок до 5 лет под гласный надзор в местности, список которых устанавливается НКВД; высылать на срок до 5 лет под гласный надзор с запрещением проживания в столицах, крупных городах и промышленных центрах СССР; заключать в исправительно-трудовые лагеря и в изоляционные помещения при лагерях на срок до 5 лет, а также высылать за пределы СССР иностранных подданных, являющихся общественно опасными.

2. Предоставить Наркомвнуделу право в отношении лиц, подозреваемых в шпионаже, вредительстве, диверсиях и террористической деятельности, заключать в тюрьму на срок от 5 до 8 лет.

3. Для осуществления указанного в п.п. 1 и 2 при Народном комиссариате внутренних дел под его председательством действует Особое совещание в составе:

а) заместителя народного комиссара внутренних дел;

б) уполномоченного НКВД по РСФСР;

в) начальника Главного управления Рабоче-крестьянской милиции;

г) народного комиссара союзной республики, на территории которой возникло действие.

4. В заседаниях Особого совещания обязательно участвует прокурор или его заместитель, который в случае несогласия как с самим решением, так и с направлением дела на рассмотрение Особого совещания, имеет право протеста в Президиум ЦИК Союза ССР.

В этих случаях решение Особого совещания приостанавливается впредь до постановления по данному вопросу Президиума ЦИК СССР.

5. Постановление Особого совещания о ссылке и заключении в исправительно-трудовой лагерь или тюрьму каждого отдельного лица должно сопровождаться указанием причины применения этих мер, района ссылки и срока.

Это Положение опубликовано «Военно-историческим журналом» в сентябре 1993 года и посему — это документ подручных Сталина, то есть, нам нельзя им пользоваться. Но, право, бригада Геббельса нам так настойчиво о нём твердила, не объясняя по собственной глупости, что это такое, что нам не грех и самим взглянуть на этот ужасный орган сталинских репрессий.

Надеюсь, читатели поняли комизм ситуации, в которую попали придурки бригады Геббельса, — Особому совещанию не было дано право расстреливать. Три года они старательно доказывали, что все поляки прошли через Особое совещание и поэтому убиты, а оказалось, что они три года, тасуя документы и запугивая свидетелей, сами того не ведая, доказывали, что НКВД поляков не расстреливало! Это же до какой степени маразма нужно было выродиться чиновникам государственной власти СССР, от президента до архивариуса, чтобы ещё в 1990 году официально объявить миру, что польские офицеры убиты НКВД, руководствуясь при этом только воплями кретинов прессы и не удосужившись лично хотя бы взглянуть на подлинные документы? Что там какие-то анисимовы и третецкие, если даже Генеральному прокурору СССР лень было выяснить, что такое Особое совещание, перед докладом Президенту!

У автора нет никаких данных, но, по-видимому, дело развивалось так. Получив запрос от Трубина на проверку архивов, ЦК Горбачёв такую команду дал. Но когда его люди увидели, что в протоколах Политбюро о расстреле ничего нет, а есть что-то типа: «дела на военнопленных польской армии рассмотреть Особому совещанию при НКВД с применением ссылки в исправительно-трудовые лагеря сроком на 5 лет и лишением права переписки», то перед ними встал вопрос — что делать дальше? Мы не будем говорить о том, что честные люди в этом случае объявили бы о своей ошибке миру и народу. Где же это мы в Кремле видали таких людей? Они, видимо, решили «по политическим соображениям» идти до конца, то есть — если нет настоящего нужного протокола Политбюро, то нужно сделать фальшивку.

Особое совещание при нквд

Особое совещание было сформировано соответствующим постановлением ЦИК СССР. В состав его входили:

  • заместители наркома внутренних дел,
  • уполномоченный НКВД по РСФСР,
  • начальник Главного Управления рабоче-крестьянской милиции,
  • народный комиссар союзной республики, на территории которой возникло дело.

Особое совещание не входило в судебную систему. Приговоры особым совещанием выносились во внесудебном порядке — «по результатам расследования» . Совещание не было связано процессуальными нормами, рассмотрение дела велось без соблюдения принципа состязательности и беспристрастности, обвиняемому не полагался адвокат. Допускалось рассмотрение дела и вынесение приговора в отсутствие обвиняемого (на практике абсолютное большинство дел рассматривались заочно).

Аналог в Российской империи

Орган, который можно считать прообразом Особого совещания, появился во времена царствования Петра I. Реформы управленческого аппарата России, затеянные Петром, породили в громадных размерах взяточничество и казнокрадство. Поняв, что обычными полицейскими мерами и судом с коррупцией бороться невозможно, Пётр создал так называемые «Особые комиссии по расследованию». Каждая такая комиссия состояла из трёх офицеров гвардии — майора, капитана и поручика. Комиссия имела право требовать объяснений от любых чинов государственной администрации, привлекать их к суду, принимать решение о виновности и выносить приговор. Комиссиям предписывалось «вершить суд согласно здравому смыслу и справедливости», то есть без требования соблюдения закона и судебных формальностей.

Особое совещание в том виде, которое оно имело позже в СССР, появилось в Российской империи в XIX веке. Этот орган именовался «Особое совещание при Министерстве внутренних дел», его создание было утверждено императором Александром III в 1881 году. Согласно статье 34 положения о государственной охране Особое совещание могло приговаривать к ссылке «в отдалённые места империи» на срок до 5 лет. Многие известные русские революционные деятели, в том числе Ленин, Сталин, Дзержинский, ссылались по его решению. Особое совещание существовало до 1917 года, пока не было уничтожено вместе с многими государственными учреждениями.

Особое совещание в Советской России и СССР

  • В 1922 году было создано «Особое совещание при Коллегии ГПУ» (ОСО). Оно имело право приговаривать ссылке или высылке из пределов РСФСР на срок до 2 лет «за антисоветскую деятельность, причастность к шпионажу, бандитизм и контрреволюцию».
  • В 1924 году ОСО получило право приговаривать к заключению в лагерь на срок до 3-х лет.
  • «Особое Совещание при НКВД СССР» было создано постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября1934 года после упразднения Судебной коллегии ОГПУ и существовало до 1 сентября1953 года.
    В период Большого Террора ОСО играло вспомогательную роль. ОСО давало лагерные сроки, иногда — приговоривало к ссылке или высылке («минус»). Максимальный срок ссылки или заключения, который могло присудить ОСО — сначала 5, а с апреля 1937 года — до 8 лет. Приговаривать к большим срокам (и, тем более, к расстрелу) ОСО в этот период права не имело. Дела высокопоставленных репрессируемых проводились, как правило, через суды.
    За первую половину 1934 года было осуждено Коллегией ОГПУ 21234 человека. За вторую половину 1934 года было осуждено 1 057 человек; в 1935 году — 33823 человека и тройками УНКВД, созданными в мае 1935 года, — 122 726 человек. В 1936 году Особое совещание рассмотрело дела на 21222 человека в тот же период тройки рассмотрели дела на 148411 человек. [1]
  • Постановлением СНК и ВКП(б) от 17 ноября1938 года в Особое совещание было разрешено передавать только дела, которые не могли рассматриваться гласно по оперативным соображениям, но на практике поток дел, передаваемых в ОСО, постоянно рос. В середине 1939 года, согласно докладу Вышинского Политбюро, на каждом совещании ОСО рассматривалось от 200 до 300 дел, что ставило под большое сомнение объективность рассмотрения.
  • В конце 1940 года ОСО получило право применять ещё одну меру наказания — конфискацию неправомерно нажитого имущества и имущества, используемого в преступных целях.
  • В ноябре 1941 года ОСО, в связи с военным временем, получило полномочия рассмотрения дел «об особо опасных преступлениях против порядка» с вынесением приговоров вплоть до смертной казни. Полномочия по вынесению смертных приговоров ОСО осуществляло только в период войны. За это время по приговорам ОСО было расстреляно, по официальным данным, 10101 человек.
  • После окончания войны максимальной мерой наказания по решению ОСО стало 25 лет заключения. Во 2-й половине 1940-х годов ОСО НКВД (с 1946 года — ОСО МГБ) было вспомогательным, но важным средством оформления дел на участников националистического движения против советских войск в прибалтийских республиках и в освобождённой СССР части Польши. В ОСО попадали дела, которые не принимали к производству суды и военные трибуналы, даже трибуналы войск НКВД. Эта практика сложилась во время войны, по делам изменников Родины и пособников гитлеровцев.
  • В начале 1950-х годов рассматривался проект очередной реорганизации ОСО с изменением его полномочий. Но вопрос, по укзанию Сталина, был отложен до его личного решения, которое так и не состоялось. После смерти Сталина, 1 сентября1953 года неопубликованным указом Президиума Верховного Совета СССР Особое совещание было упразднено. Тем же указом определялось, что жалобы на решения ОСО должны приниматься Прокураторой СССР с предварительным заключением МВД.

Общая характеристика деятельности

Из-за огромного потока дел (в последние годы за один день иногда рассматривалось более 1000 дел на одном заседании) говорить о какой-то объективности рассмотрения дел не приходится [3] . Разбирательство на основании только материалов дела приводило к игнорированию любых доказательств, которые говорили бы в пользу обвиняемого — их просто не вносили в дела. Внесудебный порядок рассмотрения не требовал от работников следствия (которые заведомо знали, как будет разбираться дело) действительно глубокого и всестороннего исследования дела, поиска действительных доказательств. Вместо этого следствие пыталось любым способом добыть любые, даже самые сомнительные, свидетельства виновности. В результате приговоры выносились без достаточных юридических оснований.

В то же время некоторыми отмечается, что деятельность внесудебных репрессивных органов, в том числе ОСО и «Особых троек», оказала благотворное влияние на криминогенную обстановку в стране, позволив изолировать без судебных процедур большое количество уголовников-рецидивистов: в приказе НКВД СССР от 17 марта 1936 по итогам работы за 1935 год приводятся следующие цифры: по сравнению с 1934 годом в СССР число вооружённых грабежей снизилось на 45 процентов, невооружённых грабежей — на 46 процентов, квалифицированных краж — на 32 процента, конокрадства — на 55 процентов. К концу 1930-х годов была полностью уничтожена организованная преступность, существенный урон был нанесён преступности профессиональной.

Реорганизация репрессивных органов в начале 30-х гг. Создание НКВД СССР. Особое Совещание при НКВД СССР.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Развитие внесудебной юстиции в 30-е г.

Шел процесс централизации и правоохранительных органов. По постановлению ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 г. создавалась Прокуратура СССР. 17 декабря 1933 г. постановлением ЦИК и СНК СССР было утверждено «Положение о Прокуратуре СССР», согласно которому во главе Прокуратуры СССР стоял Прокурор Союза ССР, назначавшийся ЦИК СССР, а заместитель Прокурора Союза ССР утверждался Президиумом ЦИК СССР. Прокурор Союза ССР был ответствен перед СНК СССР, ЦИК СССР и его Президиумом. Основной задачей яв-сь укрепление законности и охрана общественной собственности от покушений со стороны противоборствующих элементов на всей территории СССР.

Для контроля за деятельностью всех судов СССР и улучшения качества их работы в июле 1936 г. был создан общесоюзный орган судебного управления — Народный комиссариат юстиции СССР. Он должен был осуществлять наблюдение за применением судами уголовного, гражданского и процессуального кодексов, обобщать судебную практику и в случае необходимости разрабатывать изменения и дополнения к законам. НКЮ СССР давал судам общие указания, занимался всеми организационно-хозяйственными вопросами судебных органов, а также осуществлял общее руководство нотариатом и надзор за его работой. НКЮ осуществлял общее руководство и надзор за деятельностью коллегии защитников (адвокатов) и организовывал юридическую помощь населению. На НКЮ СССР Возлагались проведение работы по кодификации законодательства СССР, дача юридических консультаций и заключений для СНК СССР. Ему также было поручено ведение судебной статистики и руководство изданием юридической литературы.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 декабря 1930 г. были ликвидированы народные комиссариаты внутренних дел союзных и автономных республик. 25 мая 1931 г. был принят первый общесоюзный нормативный акт о милиции — «Положение о рабоче-крестьянской милиции», утвержденное постановлением СНК СССР, согласно которому милиция являлась административно-исполнительным органом Советской власти. Определялась основная ее задача — охрана революционного порядка и общественной безопасности, необходимых для социалистического строительства. Милиция наблюдала за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулировавших революционный порядок и общественную безопасность, вела борьбу с преступностью и расследовала дела о преступлениях, охраняла государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан и их имущество. Милиция организовывала добровольные общества содействия милиции и руководила их деятельностью. Центральными органами милиции являлись главные управления милиции союзных республик, состоявшие при СНК этих республик. Местными органами милиции являлись краевые, областные, автономных республик, районные и городские управления милиции. Милиция делилась на общую и ведомственную.

Постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел. В его состав было включено ОГПУ. На НКВД возлагались обеспечение революционного порядка и государственной безопасности, охрана общественной собственности, запись актов гражданского состояния, пограничная охрана. В состав НКВД вошло Главное управление рабоче-крестьянской милиции. В союзных республиках создавались республиканские наркоматы внутренних дел. Судебная коллегия ОГПУ упразднялась, и все дела по окончании следствия должны были направляться в судебные органы по подсудности. однако при Народном комиссаре внутренних дел СССР создавалось Особое совещание, которому предоставлялось право применять в административном порядке высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовые лагеря на срок до пяти лет и высылку за пределы Союза ССР. Таким образом, этот административный орган наделялся судебными полномочиями, что не могло не привести к нарушениям законности, прав граждан.

В связи с обострением международной обстановки, а также с расширением объема работы НКВД, в ведение которого было передано управление шоссейными и грунтовыми дорогами, управление государственной съемки и картографии, переселенческое дело, и необходимостью укрепления советской разведки он был разделен в феврале 1941 г. на два наркомата: Народный комиссариат внутренних дел СССР и Народный комиссариат государственной безопасности СССР. Эти органы, выведенные из-под контроля партии, органов прокуратуры, использовались в период культа личности Сталина для проведения массовых репрессий. Стоявшие в руководстве этими органами Ежов, Берия, их подручные нарушали законность, проявляли административный произвол, применяли незаконные методы ведения следствия: применяли пытки, жестоко избивали подследственных и т.д. За свою преступную деятельность часть из них понесла заслуженное наказание. Ежов и Берия были расстреляны.

Статья написана по материалам сайтов: www.razlib.ru, dic.academic.ru, students-library.com.

«