+7 (499) 288 16 73  Москва

+7 (812) 385 57 31  Санкт-Петербург

8 (800) 550 47 39  Остальные регионы

Бесплатная юридическая консультация!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Конституционный контроль в фрг


Назва 93. Конституционный контроль в фрг
Дата конвертації 03.11.2013
Розмір 41.67 Kb.
Тип Документы
mir.zavantag.com > Право > Документы

93. Конституционный контроль в ФРГ.
В отличие от американской модели, европейская модель конституционного контроля, применяемая в ФРГ, характеризуется организационной и юрисдикционной самостоятельностью, так как для осуществления конституционного контроля создается специализированный орган конституционного контроля, единственный уполномоченный осуществлять конституционный контроль как основную функцию. При этом орган конституционного правосудия управомочен рассматривать исключительно конституционно-правовые дела.

С другой стороны, данная модель конституционной юстиции позволяет решать конституционно-правовые вопросы безотносительно к обстоятельствам конкретного дела, использовать различные процедуры конституционного производства, формулировать общеобязательные решения, решения выносятся квалифицированными судьями.

В ФРГ существует специальный орган конституционного контроля -Федеральный конституционный суд (далее — ФСК), который осуществляет как предварительный, так и последующий контроль. Он находится в г. Карлсруэ и состоит из 2 сенатов, по 8 членов Федерального конституционного суда в каждом.

ФСК разрешает спорные вопросы толкования Конституции, споры по поводу соотношения с Конституцией других федеральных законов и законов, изданных властями земель.

Полномочия ФСК включают возможность отмены – по мотивам противоречия Конституции – законов, принятых парламентом ФРГ и властями земель, любых постановлений правительства и иных органов управления и, наконец, по тем же мотивам – решений любых судебных инстанций, в том числе высших федеральных судов. ФСК вправе признавать неконституционной деятельность различных организаций и объединений граждан. Важная функция ФСК – рассмотрение жалоб общин и граждан на нарушение органами власти их основных конституционных прав.

В Основном законе подробно определен состав Феде­рального конституционного суда, его компетенция и неко­торые важные случаи разрешения конституционных спо­ров (ст. 93, 94, 99, 100). Кроме того, в абзаце 2 ст. 21 закреплено право суда на решение вопроса об антиконсти­туционности политических партий. Таким образом, как по существу, так и по самой форме регулирования Основ­ной закон выделил Федеральный конституционный суд как особый по важности орган государства, не менее зна­чимый, чем такие конституционные учреждения, как бун­дестаг, бундесрат, Федеральный президент или федераль­ное правительство.

Принципы организации и деятельности суда развиты в Законе О Федеральном конституционном суде» от 12 марта 1951 г. В нем наиболее полно, по сравнению с аналогичными институтами других стран, проведена идея специального конституционного суда, наблюдающего за соблюдением не только конкретных норм, но и принципов Конститу­ции.

Суть конституционной юстиции состоит в контроле над всей правовой системой страны со стороны элитарного по составу, слабо контролируемого представительными учреждениями судебного органа. В Федеральном конституционном суде находит свое выс­шее институционное воплощение не только широкое влияние юстиции на общественно-политическую жизнь, но и судебный контроль за законодательной властью. Со­гласно Конституции и § 13 Закона о Федеральном конституционном суде этот Суд призван принимать ре­шения в 18 типовых случаях, касающихся толкования Ос­новного закона и обычного законодательства федерации и земель, полномочий государственных органов, прав граждан, положения политических партий и многих других важных проблем.

Диапазон решений Суда по важным общественно-политическим проблемам весь­ма широк. Они касаются экономических и социальных во­просов, гражданского и уголовного права, военной поли­тики, финансовых вопросов, гражданства и даже проблем международных отношений. Особенно велика роль Суда в том, что он не только контролирует законодателя, вы­нося решения о неконституционности законов, но и связы­вает его волю в процессе создания законов.

В землях (субъектах федерации) действуют конституционные суды. Конституционные суды земель вправе контролировать соответствие актов земель как федеральной, так и местной конституции.

В настоящее время суды учреждены во всех землях за исключением земли Шлезвиг-Гольштейна. Функции конституционного контроля в этой земле возложены на Федеральный Конституционный Суд на основании ст. 99 Конституции ФРГ.

Порядок рассмотрения споров по поводу неконституционности нормативных актов в США и ФРГ различен. В США, где в качестве органов консти­туционного контроля выступают общие суды, оспаривать конституцион­ность закона или другого акта может любой гражданин, но лишь в связи с рассмотрением в суде конкретного (гражданского, уголовного и т.д.) дела, для решения которого применяется оспариваемый закон. В ходе разбирательства дела любая сторона может заявить, что этот закон, по ее мнению, противоречит конституции, в связи с чем суд должен вынести свое решение по этому вопросу.

В ФРГ где учреждены специальные органы конституционного контроля, обращаться непосредственно в такой орган с иском может ограниченный круг должностных лиц и государст­венных органов. Это федеральный президент , Бундестаг и Бундесрат или их части- депутаты или фракции , федеральное правительство , земельные правительства. Основной закон наделяет правом и гражданина подавать «конституционный иск» , если он в результате действий того или иного органа власти чувствует себя ущемлённым в своих основных правах. Кроме того, любой германский суд обязан обращаться в Конституционный суд с «конкретным иском по контролю правовой нормы», если он считает, что некоторый закон противоречит конституции.

Конституционный контроль в США, Германии и Франции

Нижегородский государственный университет.docx

Нижегородский государственный университет
им. Н.И. Лобачевского

по Конституционному праву зарубежных стран на тему:

«Конституционный контроль в США ФРГ и Франции»

Работу выполнил:
студент группы 11-18

Микитюк Е.В.
Научный руководитель:

Конституционный Контроль В США, ФРАНЦИИ И ФРГ.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ – особый вид правоохранительной деятельности в государстве, заключающийся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции данной страны независимыми от законодательной и исполнительной власти судебными или специальными контрольными органами по обращениям уполномоченных на то лиц или по инициативе самого контролирующего органа.

Считается, что сама идея конституционного контроля появилась в начале 17 века в Великобритании и была связана с деятельностью Тайного совета, который признавал законы легислатур (законодательных собраний) колоний недействительными, если они противоречили законам английского Парламента, изданным для этих колоний, или общему праву. Однако институт конституционного контроля в современном понимании, изложенном выше, впервые возник в США, где в 1803 г. федеральный Верховный суд признал, что у него есть право объявлять противоречащими Конституции США любые законы, принимаемые органами законодательной власти в стране. Объявление закона таковым означало и означает в наши дни, что он не должен применяться в первую очередь судами. Эта модель конституционного контроля впоследствии получила название американской. Впервые специальный орган конституционного контроля – конституционный суд – был создан в Австрии по Конституции 1920 г., что ознаменовало появление так называемой европейской модели. Идея европейской модели принадлежит ученому с мировым именем – австрийскому юристу Гансу (правильнее – Хансу) Кельзену (Hans Kelsen), участнику разработки австрийского Федерального конституционного закона 1920 года, а затем члену Конституционного суда этой страны.

Для обоснования конституционного контроля использовались три основных теории. Органическая теория исходила из того, что поскольку конституция – акт учредительной власти, то акты органов, предусмотренных конституцией и обладающих властью, нижестоящей по отношению к учредительной, не должны противоречить акту учредительной власти. Институциональная теория исходит из того, что конституция устанавливает «правила игры» для органов власти, ни один из которых не должен посягать на полномочия другого, а для федеративных государств особенно важно соблюдение сфер компетенции центра, и субъектов федерации. Естественно-правовая теория, или теория общественного договора, считает, что конституция устанавливает правила для управляющих и управляемых, прежде всего гарантии прав человека и гражданина, и конституционный контроль призван следить за их соблюдением.

Все эти теории верны и дополняют друг друга. Конечно же, необходимость конституционного контроля обусловлена, прежде всего, иерархичностью правовых норм, которая, в свою очередь, во многом (хотя и не только) есть следствие иерархичности в системе органов власти, управомоченных на правотворчество. К тому же число правовых норм в XX веке, можно сказать, обвально возросло, и риск их противоречивости и неконституционности многократно увеличился.

Конституционный контроль во Франции отличается большим своеобразием и несколько выходит за рамки известных двух моделей конституционного контроля. Конституционность актов, исходящих от государственных органов, рассматривается различными органами: от парламента – Конституционным советом, от органов исполнительной власти – Государственным советом.

Конституционный совет включает две категории членов – по праву и по назначению. Первыми являются все бывшие Президенты республики; в этом качестве они остаются членами Совета пожизненно. Из числа этих членов может быть назначен и председатель Совета. Назначаемые члены получают свой пост в силу назначения тремя высшими органами государственной власти – Президентом республики, председателем Национального собрания и председателем Сената. Каждый из них назначает трех членов на 9 лет; Совет обновляется на одну треть каждые три года. Другими словами, каждое из названных лиц назначает одного члена каждые три года. Каких-либо цензов для назначаемых членов не существует. При вступлении в должность члены Совета принимают присягу перед Президентом республики. Вступление в должность подчинено также условиям несовместимости: члены Совета не могут совмещать свою должность с другими должностями, указанными в законе, по общему правилу – с должностями в государственном аппарате, в государственном или частном секторе экономики. Членам Совета запрещено одновременно быть членами парламента, правительства, Экономического и социального совета, быть руководителем или ответственным лицом в какой-либо политической партии. Однако, члены Совета могут сохранять некоторые должности, например, оставаться профессорами в университетах. Мандат члена Совета не возобновляем; по истечении 9 лет он обязательно оставляет свою должность. Председатель Совета назначается Президентом республики. До настоящего времени председатели всегда назначались из числа «президентских» членов, хотя юридически может быть назначено и другое лицо.

Процедура рассмотрения дел в Совете закрытая и письменная; заседания Совета проводятся при закрытых дверях. Решение Совета публикуется в официальном органе государства. Компетенция Конституционного совета весьма разнообразна; она в той или иной мере затрагивает и парламент и Президента республики. Совет рассматривает жалобы на правильность избрания членов обеих палат парламента, вопросы не избираемости и несовместимости должностей, возникающие в отношении членов парламента. Регламенты палат парламента до их применения должны быть переданы в Совет, который выносит решение об их соответствии с основным законом. Какие-либо изменения в регламентах также передаются на рассмотрение Совета.

Конституционный совет обладает более широкой компетенцией в отношении избрания Президента республики, чем в отношении выборов парламентариев, поскольку Совет участвует в подготовке выборов, в производстве операций по выборам и в объявлении их результатов. Совет дает консультации правительству по организации выборов, кандидатуры на пост Президента представляются в Совет, и он составляет их список; Совет проверяет правильность выдвижения кандидатов, публикует составленный им список. Хотя законодательство не предусматривает при этом возможности обжалования, но на практике Совет не отказывается рассматривать жалобы. Совет не вмешивается в производство операций на выборах Президента; эти операции проводятся специально назначаемой для этого Национальной комиссией по контролю; Совет, однако, следит за соблюдением принципа, согласно которому все кандидаты должны пользоваться во время избирательной кампании равными предоставленными государством возможностями. При производстве голосования Совет наблюдает за его проведением и назначает для этой цели своих комиссаров. Общий подсчет голосов осуществляется под непосредственным наблюдением Конституционного совета, в который сообщаются результаты выборов на местах.

Если последовала смерть Президента республики, то он констатирует необходимость временного замещения этого поста; временным президентом становится председатель Сената. Совет также имеет право констатировать вакантность поста Президента республики, когда тот не может исполнять свои обязанности; затем он констатирует, что это состояние является окончательным и наличествует необходимость проведения новых выборов главы государства.

Конституционный совет участвует при введении в стране чрезвычайного положения на основании ст.16 конституции. Президент республики, прежде чем ввести такое положение, должен провести консультации с премьер-министром, председателями парламентских палат и с Конституционным советом. Впрочем, такие консультации ни к чему не обязывают главу государства. Принятые меры Президентом в этот период рассматриваются Конституционным советом.

Конституционный совет, кроме того, наблюдает за проведением референдума и объявляет его результаты. В этом случае он консультирует правительство при подготовке и проведении такого голосования. Совет разбирает разного рода протесты на нарушения при проведении референдумов. Он следит за общим подсчетом голосов и объявляет результаты голосования.

Основная же функция Конституционного совета – рассмотрение соответствия ряда актов основному закону страны. Прежде всего, в обязательном порядке подлежат контролю органические законы до их промульгации или поправки к действующим органическим законам. Вторая обязательная категория актов – регламенты палат парламента. В отношении простых законов запрос Совета не является обязательным. До 1974 г. Совет редко запрашивался о таком соответствии. Наиболее часто запрашивал премьер-министр, менее часто – председатель Сената, а, председатель Национального собрания и Президент республики – два других лица, обладавшие правом запроса, им не пользовались. В результате конституционного пересмотра 29 октября 1974 г. право запроса по поводу простых законов получили группы депутатов или сенаторов в 60 человек. Активность Совета сразу резко возросла.

На обязанности Конституционного совета лежит контроль за соответствием международных договоров основному закону. Во всех случаях речь идет о проектах международных соглашений; если договор ратифицирован, то он не может быть предметом конституционного контроля. Если соглашение признается не соответствующим основному закону, то оно не может быть ратифицировано до тех пор, пока не будет соответствующим образом изменена конституция. Правом запроса в таких случаях обладают Президент республики, премьер-министр, председатели парламентских палат, 60 депутатов или 60 сенаторов.

Наконец, на Конституционный совет возложены обязанности по разрешению споров о распределении компетенции между законодательной и исполнительной властями, т.е. между правительством и парламентом, поскольку ст. 37 основного закона устанавливает перечень сфер, в которых парламент может законодательствовать. Остальные области, таким образом, остаются в ведении регламентарной власти, т.е. в руках правительства. Кроме того, Совет выносит решения на основе статьи 41 конституции, если во время обсуждения законопроекта в какой-либо палате парламента выявится, что какая-либо поправка или предложение не входят в область законодательства или противоречат полномочиям, предоставленным в соответствии со статьей 38, т.е. в порядке делегированного законодательства и по этому поводу возникли разногласия между правительством и председателем соответствующей палаты.

Значение Государственного совета возросло после принятия конституции 1958 г., установившей новое соотношение между законодательной и регламентарной властью. Акты последней уже не рассматриваются в качестве изданных в развитие закона. Они приобрели самостоятельную и определяющую роль. В силу этого расширилась и приобрела самостоятельное значение функция контроля за актами исполнительной власти. Функция такого контроля со стороны Государственного совета не является специально выделенной, она реализуется при рассмотрении дел по обжалованию о превышении власти. Своими постановлениями Совет аннулирует акты, не соответствующие конституции. Давая свои консультативные заключения, Совет, кроме того, по целому кругу актов правительства может высказываться об их соответствии основному закону.

Как правило, специальные органы конституционного контроля рассматривают не только запросы о конституционности нормативных актов и международных договоров. В их компетенции находится и ряд других дел. Например, Федеральный конституционный суд Германии правомочен также, решать вопросы толкования конституции, соответствия права земли федеральному закону в сфере конкурирующего законодательства, рассматривает конституционные жалобы физических лиц в связи с нарушением их прав, жалобы органов местного самоуправления по поводу нарушения законом прав на самоуправление, проверяет конституционность деятельности политических партий. Этот суд вправе принимать постановления об отстранении от должности Президента республики за умышленное нарушение им Основного закона и других законов, если дело возбуждено одной из палат Парламента, об отстранении от должности федерального судьи в случае нарушения им Основного закона или посягательств на конституционный строй Германии.

Судьи Федерального конституционного суда ФРГ избираются бундестагом и бундесратом поровну (согласно ст. 50 Основного закона, бундесрат – это орган, посредством которого «земли участвуют в законодательстве и управлении федерацией и в делах Европейского Союза»).

Следует отметить такую особенность организационной структуры Федерального конституционного суда ФРГ, не имеющую аналогов в других федеральных конституционных судах, как наличие в нем специального подразделения – второго сената, в компетенцию которого входит решение большинства дел, непосредственно касающихся федеративных отношений. Согласно закону о Федеральном конституционном суде от 12 марта 1951 г., второй сенат выносит решения при наличии разногласий относительно прав и обязанностей земель, в частности в случаях применения землями норм федерального права и при осуществлении федерального надзора (что предусмотрено абз. 1 и 3 ст. 93, абз. 4 ст. 84 Основного закона), по другим публично-правовым спорам между федерацией и землями, между различными землями и в пределах одной земли, если не предусмотрен иной судебный порядок их рассмотрения (абз. 1 и 4 ст. 93 Основного закона).

Именно поэтому этот орган часто именуют «государственно-правовым сенатом».

Характерно, что в ФРГ, согласно ст. 100 Основного закона, если какой-либо суд признает неконституционным закон, о действительности которого возник вопрос при решении конкретного дела, и если речь идет о нарушении Основного закона, то «должно быть получено решение Федерального конституционного суда». Следовательно, федеральный закон не может быть объектом конституционного контроля конституционных судов земель.

Конституционные органы ФРГ

Политические институты объединенной Германии тождественны существовавшим в прежней ФРГ. Объединение путем включения ГДР в состав федеративной республики не коснулось структур ее государственного устройства.

В ФРГ установлена настоящая парламентско-представительная демократия. Немецкая конституция (Основной закон) [1] не предусматривает прямого политического участия граждан в управлении посредством плебисцита, кроме случаев передела границ земель. Основной закон учреждает те органы, которые осуществляют законодательную, исполнительную и судебную власти — бундестаг, бундесрат, федеральное правительство, федеральный президент и федеральный конституционный суд.

Систему правления федеративной республики характеризует тесная связь парламента и правительства, которые, находясь во взаимозависимости, образуют центр политического руководства. Для понимания системы правления существенна также федеральная структура, в особенности взаимодействие между бундестагом, правительством и бундесратом. По сравнению с другими странами в ФРГ высока значимость конституционного суда. Конституционные органы, деятельность которых основывается на принципе многообразной взаимозависимости, следует рассматривать не изолированно, а в более общем контексте, учитывающем, насколько согласованно они выполняют свои конституционные функции.

Бундестаг — это парламентское учреждение, представляющее народ федеративной республики. Ему принадлежит центральное место в определенной конституцией ФРГ структуре власти, поскольку парламентско-представительный принцип последовательно проведен в Основном законе. Смысл выборов в бундестаг заключается в том, чтобы представительные учреждения отражали политическую волю народа. Проводимые раз в четыре года выборы — единственное выражение народной воли.

Депутатский корпус бундестага выбирается довольно сложным способом. 656 депутатов определяются на основе избирательного права по системе так называемого пропорционального представительства 1 . Подача голосов на выборах состоит из двух отдельных процедур: избиратель, голосуя по одному из бюллетеней, один голос подает за кандидата в данном избирательном округе, а другой — за кандидатов той или иной партии (в целом за ее список по второму бюллетеню). Первым, так сказать, голосом он определяет кандидата, а с помощью второго голоса, который является решающим, он выбирает партийный список. По избирательному праву по системе пропорционального представительства двухчастное голосование определяет распределение мест в бундестаге. На территории ФРГ в избирательных округах подачей первого голоса были избраны прямые кандидаты по мажоритарной системе. Подача второго голоса выявляла количество мест для каждой партии по избранным от нее прямым кандидатам. После того как они заняли свои места, еще причитающиеся партиям мандаты заполнялись в порядке очередности кандидатами из партийных спи сков. Реальным шансом на получение прямого мандата в бундестаг обладают только кандидаты от партии.

Примером распределения мандатов могут служить результаты, которых добился Христианско-социальный союз (ХСС) в 1994 г. на выборах в бундестаг 1 . В одной лишь Баварии он получил 51,2% вторых голосов, что составило 7,3% вторых голосов на всей территории ФРГ. При такой доле, находившейся в пропорциональном соответствии к другим партиям, в бундестаге ХСС в целом досталось 50 мест. Обладание мандатами на эти места определили первые голоса: прямые кандидаты от ХСС получили большинство в 44 избирательных округах Баварии. Таким образом, по прямым выборам в бундестаг попало 44 парламентария от ХСС. Другие шесть парламентских мест, которые ему причитались по количеству поданных за него вторых голосов, были заняты в порядке очередности кандидатами из партийного списка.

При выборах в бундестаг (а также всех других парламентских выборах в ФРГ) действует пятипроцентный барьер, который обычно высчитывают по количеству поданных вторых голосов. Под это ограничение не подпадает партия в том случае, если ей удалось получить не менее трех прямых мандатов при подаче первых голосов.

Законодательная деятельность бундестага продолжается четыре года, после чего происходит обновление его состава в результате новых выборов. По Основному закону у него нет права на самороспуск. Роспуск парламента федеральным президентом предусмотрен только в двух случаях: если на поставленный канцлером вопрос о доверии получен отрицательный результат при голосовании; если ни один из кандидатов на пост канцлера в третий раз не набирает требуемого относительного большинства голосов.

Решающая роль в организации работы бундестага принадлежит фракциям. Они располагают правом на вмешательство в деятельность парламентского аппарата. Фракции определяют ход пленарных заседаний и работы комитетов. Обе крупнейшие фракции ХДС/ХСС и СДПГ в свою очередь функционируют как парламент. Во фракции, насчитывающей более двухсот членов, исключается возможность того, чтобы каждый депутат в отдельности высказывал свое мнение. Поэтому различными сферами политики занимаются рабочие группы, создаваемые во фракциях. Они не только готовят постановления своих фракций, но и фактически предрешают их принятие благодаря глубоким профессиональным знаниям. Председателям и правлениям фракций отведена ключевая позиция, влияющая на ход работы парламента. Поэтому руководство фракции ответственно за ее образ действий, рабочую обстановку в ней и эффективность ее деятельности.

Депутат поставлен в двойственную позицию конституционным правом. Согласно Основному закону, депутат в качестве представителя всего народа несет ответственность перед своей совестью, но вместе с тем конституция предоставляет партиям решающую роль в демократической организации волеизъявления. Благодаря партийному мандату отдельный депутат фактически является делегатом своей фракции. Только при ее поддержке он может добиться собственного успеха в парламентской деятельности. Отсюда неизбежно давление на депутата со стороны своей фракции, которое дает о себе знать, когда принимаются чрезвычайные, социально значимые и очень спорные решения, подобные, например, решению, принятому в 1991 г. о будущем местопребывании правительства (в Бонне или Берлине).

Рассмотрев осуществление типичных парламентских функций, можно понять, как работает бундестаг 2 . Функция контроля над правительством является главной во всей истории идеи парламентаризма. В настоящее время, однако, эта функция чаще не принадлежит всему парламенту как целому. Принцип парламентского контроля за исполнительной властью возник тогда, когда парламент противостоял ей как особой, т. е. в демократическом смысле вовсе не легитимной, власти. При парламентской системе разделение полномочий по конституции заменено все шире распространяющимся согласованием полномочий между законодательной и исполнительной властями. Поэтому контроль парламента можно в целом отнести разве только к министерской администрации. Разносторонние, в том числе и личные связи и зачастую совпадающие интересы правительства и фракции, располагающей большинством голосов, приводят к тому, что фракция не стремится подвергать правительство всеобъемлющему контролю. В то же время у оппозиции, находящейся в меньшинстве, нет возможности отправить правительство в отставку. Конструктивный вотум недоверия является для бундестага главным способом отправить канцлера в отставку. Вопрос о недоверии канцлеру должен голосоваться в бундестаге одновременно с предложением кандидатуры его преемника как единая, совокупная революция. Такие попытки были дважды предприняты за всю историю ФРГ. В 1972 г. Вилли Брандту удалось откло нить подобный вотум. Меньшего успеха в 1982 г. добился Гельмут Шмидт, и его сменил Гельмут Коль. Тогда произошла смена правительства благодаря тому, что СвДП поменяла своего партнера по коалиции (СДПГ) на ХДС/ХСС и в рамках конструктивного вотума недоверия выбрала в качестве канцлера Гельмута Коля, возглавлявшего ХДС/ХСС.

В законодательном процессе главенствует бундестаг, и в этом состоит его основная функция. Впечатляющий по международным меркам выпуск законов свидетельствует о прилежном исполнении им этой функции. Законодательная инициатива исходит от бундестага, но подавляющая часть законопроектов (почти три четверти) поступает от правительства ФРГ, частично от бундесрата. Однако право на формулировку законов принадлежит только бундестагу. Закон обретает силу только по принятому им окончательному решению. Работа над законодательными актами ведется в парламентских комитетах. При этом правящие фракции не считают себя в общем и целом послушными исполнителями, помогающими правительству. Предварительно составленные министерской бюрократией проекты дополняются на заседаниях комиссий, подвергаясь политической экспертизе фракций, и в результате сильно видоизменяются. Результаты работы комиссии в большинстве случаев обсуждаются на пленарном заседании, где и принимаются законы. Работа в комитетах требует больших специальных знаний, и это способствует углублению профессиональной специализации парламентариев.

Свою функцию по избранию канцлера (а не правительства) бундестаг выполняет по предложению федерального президента. Выборы канцлера — опосредованный способ его демократической легитимации народом. Избранный в результате демократических выборов бундестаг выбирает канцлера и утверждает новое правительство: срок их полномочий один и тот же. Поэтому голосование за депутатов бундестага представляет собой не столько парламентские выборы, сколько избрание правительства. Это подтверждается тем, что представители обеих крупных партий ХДС/ХCC и СДПГ избираются в бундестаг большей частью на индивидуальной основе, их члены лично участвуют в голосовании по кандидатуре канцлера. Его избрание депутатами бундестага в таком случае — скорее формальное подтверждение большинством полномочий правительства, полученных в результате парламентских выборов. В истории ФРГ право федерального президента на предложение кандидатуры канцлера до сих пор не имело никакого значения. Оно было ограничено стабильным наличием парламент ского большинства и ясной установкой партнеров по коалиции на то, чтобы выдвигать на выборах перспективных кандидатов.

Федеральная структура придает системе правления особый характер. Он находит свое выражение в таком конституционном учреждении как бундесрат, который, будучи представительным органом, не имеет аналогов в мире.

69 членов бундесрата не избираются прямым голосованием в землях или их парламентами. Они должны входить в земельное правительство и в качестве его членов направляются в бундесрат, их статус совершенно отличается от депутатского. Каждый из них сам не решает, как ему голосовать. Голоса от одной земли подаются всеми ее представителями единогласно. Поскольку должности в бундесрате заняты членами земельных правительств, то проходящим в нем прениям больше свойственны точность, присущая технократизму, и выдержанный тон, нежели ожесточенная полемика.

Количество членов бундесрата (и, соответственно, голосов), представляющих одну землю (не менее трех, но не более шести), зависит от числа ее жителей. У 17-миллионной земли Северный Рейн-Вестфалия шесть голосов, тогда как на Бремен с населением в 680 тыс. человек приходится три голоса. Неравное соотношение между числом жителей и представительских голосов должно исключить преобладание определенных интересов крупных, экономически сильных земель. Четыре самые большие земли, располагая более чем третью голосов, получают возможность гарантировать себе право вето на изменение конституции.

Для немецкого федерализма характерно сочетание полномочий, осуществляемых на земельном и федеральном уровнях. В качестве второй палаты бундесрат несет совместную ответственность за интересы всего государства. Он обеспечивает влияние земельных правительств на федеральную политику. Через него земли участвуют в законодательной деятельности федерального уровня. Большая часть федеральных законов обязательно должна пройти одобрение бундесратом. Он также одобряет представленные в виде законов нарушения права, которые предписывают изменения в конституции, затрагивают бюджетные доходы земель или посягают на их административную власть. В качестве представительства земельных правительств бундесрат олицетворяет собой учреждения, взявшие на себя значительную ответственность за исполнение федеральных законов. Бундесрат создает возможность для более успешного взаимодействия между администрацией земель и законодательной деятельностью. Таким образом улуч шается подготовленность законов с точки зрения их применимости администрацией. По своим функциям бундесрат действует не только как «второй парламент», но и как «второе правительство» исполнительной власти земель.

Бундесрат превратился в главный институт управления земель. Усиление централизма, продолжавшееся вплоть до 70-х гг., не повлекло за собой сужения полномочий земель как таковых. Возросшее значение бундесрата в законодательной деятельности скорее привело к изменению влияния институциональных структур на уровне земель. Их правительства получили больше ответственности перед федеральным учреждением за законодательную деятельность. Это бесспорно произошло за счет сужения законодательных полномочий земельных парламентов, которым не дано права на контроль за деятельностью их правительств в бундесрате.

Последнее время значимость бундесрата усилилась в результате ратификации Маастрихтского договора. Его права на участие в формировании волеизъявления ФРГ по общеевропейским проблемам существенно расширились. Конституцию дополнила новая, 23-я статья, согласно которой теперь требуется абсолютное согласие бундесрата на любую последующую передачу полномочий ФРГ Европейскому союзу. Поэтому с институциональной точки зрения он оказался в выигрыше после Маастрихта.

С 1949 по 1990 г. ХДС/ХСС обладал большинством в бундесрате. Распределение мест в нем, которое может меняться каждый раз после выборов в парламент земли, в 1995 г. свидетельствует о явном перевесе СДПГ. Причем, как и в 70-е гг., в бундесрате большинство принадлежит к противоположной политической ориентации, чем в бундестаге. В общем и целом, разумеется, и в бундесрате голосуют, сообразуясь с партийной линией. Тем не менее он не позволяет себе проводить активную политику, четко направленную против федерального правительства. Во-первых, есть существенные различия в интересах земель, возглавляемых одной и той же партией, к примеру, когда крупная земля противостоит малой или восточная — западной. Во-вторых, оказывает влияние тот факт, что в землях правят разные коалиции; причем партнеры должны считаться друг с другом, голосуя в бундесрате. Ввиду и того и другого факторов весьма неясны политические возможности большинства.

Итак, бундесрат вряд ли обладает возможностью активно формировать собственную политику, хотя, конечно, пользуется влиянием, подвергая модификации или при необходимости блокируя законодательные инициативы федерального правительства. Поскольку бундесрат собирается лишь примерно 12 раз в год, он больше работает как учреждение по ратификации, в точности следуя подготовленной программе заседаний. По сравнению с бундестагом его обычно меньше замечает общественность. Он привлекает к себе внимание, когда требуется его одобрение политически спорных решений бундестага.

В рамках политического руководства, осуществляемого вместе с парламентским большинством, правительству ФРГ принадлежит организационная функция в государственном управлении. Федеральный канцлер играет значительную роль. Он единственный член правительства, которого избирает бундестаг. По его предложению федеральный президент назначает министров. Право канцлера давать директивы является конституционной основой его могущества (принцип канцлера). Таким образом он определяет политику правительства, а также несет за нее ответственность перед бундестагом. Однако его политическая власть в субъективном и объективном смысле фактически ограничена обязательствами по соглашениям с коалицией и пожеланиями его партии.

Правительство является коллегиальным органом. По всем важным вопросам решения принимаются большинством голосов членов кабинета. Разногласия между министрами устраняет правительство (принцип кабинета). В рамках общих директив правительственной политики каждый федеральный министр действует и несет ответственность самостоятельно (принцип компетенции). Он ни от кого не зависит, когда устанавливает внутриведомственный порядок, а также выполняет свои задачи 1 . Кроме традиционных министерств (внешних сношений, финансов, внутренних дел, юстиции), существует целый ряд ведомств, занятых социальным обеспечением в широком смысле, и других специализированных ведомств. Министр иностранных дел занимает самый престижный пост в правительстве, будучи, как правило, и вице-канцлером. Поскольку до сих пор все канцлеры стремились в значительной мере сами определять внешнюю политику, свобода действий министра иностранных дел была сильно ограничена. Влиятельным ведомством является министерство финансов. Ему вменяется в обязанность задача по координации всей финансовой политики правительства. Кроме того, министр финансов обладает правом вето по экономическим вопросам.

Сильной позиции федерального канцлера соответствует в организационном плане его канцелярия. Она является институциональным центром исполнительной власти. Здесь готовятся к осуществлению директивы. Сюда из министерств приходит вся информация, относящаяся к общей политике правительства. Главе канцелярии, чья должность менее заметна общественности, принадлежит решающая роль в координации и осуществлении политики правительства.

Федеральный президент является главой государства ФРГ. В силовом поле политики страны президент по должности не играет важной роли. Его главная функция заключается во внутреннем и внешнем представительстве. При этом самым главным инструментом воздействия на общественное мнение является его речь. Федеральный президент не имеет голоса, но владеет речью! Во время его публичных выступлений за границей предъявляются очень высокие требования как к моральной безупречности и политическому чутью, так и к ораторскому дарованию ввиду необходимости зачастую весьма деликатно обходиться с немецкой историей.

Срок пребывания в должности президента составляет 5 лет. Переизбрание на нее возможно только один раз. Для того чтобы не подорвать независимость власти президента, который должен исполнять обязанности объединителя общества, оставаясь вне политической конфронтации, настоящей предвыборной борьбы за его пост не ведется. Федеральное собрание, созываемое с единственной целью — выбрать президента, состоит поровну из депутатов бундестага и представителей, избранных парламентами

Федеральный конституционный суд

Конституционный суд ФРГ является независимой судебной палатой, равноправной с такими федеральными институтами, как бундестаг, бундесрат, правительство и президент. В качестве «верховного суда» ему придан чрезвычайно высокий статус. Он считается стражем конституции. Французский знаток Германии некогда назвал его «самым своеобразным и любопытным институтом в западно-германской конституционной системе». Конституционный суд пользуется двумя принципами — инновационным и консервативным. Он оберегает конституцию от неправильного использования. Кроме того, он совершенствует ее с помощью интерпретации, имеющей обязательную силу.

В судебной палате институционально закреплен принцип верховенства конституции над облеченными в форму закона политическими действиями парламента и правительства. Федеральный конституционный суд обладает исключительным правом выносить решения по конституционным вопросам. Международные сравнительные исследования показали, что в Германии широко используется обращение к юрисдикции конституционного суда.

Судебная палата приступает к рассмотрению дела только после обращения к ней. Дела, принимаемые ею к производству, можно классифицировать следующим образом:

* Споры между учреждениями

Истолкование Основного закона в случае разногласий между федеральными учреждениями по поводу прав и обязанностей (например, президента, министра, фракции, комитета бундестага) касается последовательности действий и их взаимного согласования.

* Контроль за абстрактными нормами

Проверка совместимости федерального права с Основным законом и земельного права с федеральным. При этом нужно исходить из принципа, согласно которому подчиненные правовые нормы (законы, правительственные распоряжения) должны соответствовать Основному закону. Ходатайство могут представить федеральное правительство, земельное правительство или треть депутатов бундестага.

* Споры между землями и федерацией

Решение по поводу конкретного спора между федерацией и землей, в особенности об использовании последней федерального права или об осуществлении федерального контроля. Ходатайство может поступить либо от федерального правительства, либо от земельных правительств.

* Жалобы конституционному суду

В конституционный суд ФРГ может обратиться каждый, кто считает, что действиями самой государственной власти очевидным и непосредственным образом попраны его гражданские права. Суд принимает решение только в том случае, если дело уже было рассмотрено в обычном судебном порядке. Жалобы составляют около 95% прошений, поданных в конституционный суд.

* Контроль за конкретными нормами

Основной закон дает конституционному суду исключительное право решать, противоречат ли законы конституции. Если суд любой инстанции, рассматривая конкретное дело, убедится в том, что какой-то закон противоречит конституции, он должен обратиться в конституционный суд. Вплоть до его решения рассмотрение судебного дела откладывается. Отклонение законов вменяется в обязанность одному лишь конституционному суду. Решение суда, в свою очередь, имеет силу закона.

Федеральный конституционный суд состоит из двух судебных палат по 8 судей в каждой. Обе палаты обладают своей особой компетенцией; судьи прикомандированы к одной из палат. Часто они называются «палатой по основным правам граждан» и «палатой по государственному праву». Судей утверждает парламент. Половину из них выбирает бундесрат большинством в две трети голосов. Другую половину тоже выбирает квалифицированное большинство парламентского комитета по выборам судей, куда входит 12 человек, подобранных соответственно распределению мест в бундестаге. Кандидаты должны быть пригодными к занятию судейской должности; часть из них должна сначала поработать в федеральных судах высшей инстанции. Только непрерывная 12-летняя служба способна избавить судей от партийно-политического давления. Обязательность квалифицированного большинства нужна для того, чтобы повысить в должности тех кандидатов, чьи общественно-политические взгляды тяготеют к центризму широкого спектра.

Многие решения конституционного суда являются комментариями к основному закону и его усовершенствованием. Суд независим от бундестага и правительства и неоднократно отменял их действия. Его продуманные решения содействовали установлению принципиального согласия между политическими силами. К тому же не следует недооценивать его деятельности по восстановлению политической стабильности Германии.

Сравнительный анализ конституционного контроля в США и ФРГ

Сравнительный анализ элементов правового статуса органов конституционного контроля в США и ФРГ

Правовые системы США и ФРГ относятся к различным правовым семьям, что значительно влияет на систему источников права, закрепляющих статус различных органов государственной власти, в том числе и конституционного контроля. Как известно, для англо-саксонской правовой семьи важнейшим источником права является судебный прецедент. Именно ему обязан своим возникновением судебный конституционный контроль в Америке. Конституция США не предусматривает существования института конституционного контроля, поэтому в США существует традиционная (американская) система конституционного контроля. Косвенный вывод о возможности конституционного контроля содержится в ст. 6 основного закона страны, которая гласит, что в случаях расхождения общефедерального права и международных договоров, заключенных США, с конституцией, и законами штатов, суды штатов должны руководствоваться национальными конституцией и законами и договорами, заключенными США. Но в конституции нигде не говорится о праве судов проверять конституционность федеральных законов.

В настоящее время институт конституционного контроля законодательно закреплен в нескольких параграфах 28-го раздела свода законов США. Это право, в частности, предоставлено Верховному суду страны только в порядке рассмотрения апелляций по гражданским делам (§ 1252), а также при рассмотрении апелляций на решения судов штатов, если в них затрагивается федеральный вопрос (§1254) Такое же право предоставлено и верховным судам штатов.

Вершину в судебной иерархии занимает Верховный суд США, число членов которого время от времени изменялось и с начала текущего столетия составляет девять судей. Председатель и члены суда назначаются президентом США «с совета и согласия сената» (разд. 2 ст. 2 конституции США). Для получения «согласия» требуется большинство голосов участвующих в голосовании сенаторов. В отличие от США, в ФРГ действует Европейская модель конституционного суда.

В ФРГ существует специальный орган конституционного контроля -Федеральный конституционный суд. Он находится в Карлсруэ и состоит из двух сенатов по восемь членов Федерального конституционного суда в каждом. Возглавляет работу всего суда и первого сената председатель Федерального конституционного суда работу второго сената — вице-председатель.

Федеральный конституционный суд состоит из двух палат (сенатов) по 8 судей в каждой, в общей сложности — из 16 судей. Половина из них избирается бундестагом (нижней палатой парламента), половина — бундесратом (верхней палатой). Бундестаг избирает судей путем косвенных выборов, создавая для этого специальную комиссию на основе пропорционального представительства политических партий. Бундесрат проводит прямые выборы. Кандидат на должность судьи должен получить 2/3 голосов. Срок полномочий судьи — 12 лет. Повторное избрание не допускается.

С формально-юридической точки зрения право контроля неотделимо от выполнения судами своих обычных функций. В США отсутствует какая-либо специальная процедура возбуждения дела о конституционности того или иного акта; такой вопрос ставится одной из сторон при рассмотрении в суде конкретного дела. Сторона ссылается на то, что решение суда по данному делу зависит от применения закона, который, по мнению этой стороны, не является конституционным. Решение суда становится обязательным для всех случаев с такими же как и оспариваемое дело фактическими обстоятельствами на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда. В результате подачи апелляций решение по делу может вынести Верховный суд США, и такое решение становится обязательным для всех органов государственной власти на всей территории страны. Закон или положения акта исполнительной власти, признанные не соответствующими основному закону, считаются недействительными с момента их издания.

Верховный суд США может пересматривать свои решения. Как суд первой и исключительной инстанции Верховный суд действует в весьма ограниченном числе случаев — по делам послов, консулов, по спорам между двумя или несколькими штатами. Этот суд выступает как первая, но не исключительная инстанция по делам, в которых стороной являются послы и другие дипломатические агенты или консулы иностранного государства; по спорам между США и каким-либо штатом; по делам какого-либо штата в отношении граждан другого штата или иностранца. Во всех остальных случаях верховный суд выступает в качестве апелляционной инстанции. Он является и высшим судом в сфере конституционной юстиции.

Конституционный контроль осуществляется в двух «ветвях» судебной власти — в судах штатов и в федеральных судах. Обе ветви возглавляются Верховным судом США. Согласно конституции США штатам предоставлены все полномочия, которые не были отданы федеральным органам. Такое положение означает, что все вопросы нефедерального характера разрешаются самими штатами. Каждый штат имеет собственную судебную систему, возглавляемую верховным судом. В некоторых штатах эти суды имеют иные названия. В штате Огайо суд такого уровня называется верховным, в Коннектикуте — верховным апелляционным судом, в штате Нью-Йорк — апелляционным судом. Несмотря на разницу в названиях, все верховные суды штатов имеют одинаковые функции. Они являются окончательной инстанцией по всем делам, которые по своему характеру не относятся к федеральным — не регулируются конституцией и федеральными законами США или международными договорами, заключенными страной те же суды являются и высшими органами конституционного контроля, рассматривающими соответствие актов основным законам штатов. Верховный суд США может принимать к своему рассмотрению дела по мотивам конституционности лишь в случае, когда затрагиваются вопросы федерального характера.

Федеральный Конституционный суд ФРГ представляет отдельную существенную ветвь в судебной системе страны. Федеральный Конституционный суд — вершина этой юстиции, однако он не обладает полной монополией в области контроля многочисленных актов за соответствием их основному закону.

Федеральный конституционный суд разрешает спорные вопросы толкования конституции, споры по поводу соотношения с конституцией других федеральных законов и законов, изданных властями земель. Полномочия Федерального конституционного суда включают в себя возможность отмены по мотивам противоречия конституции законов, принятых парламентом ФРГ и властями земель, любых постановлений правительства и иных органов управления и, наконец, по тем же мотивам — решений любых судебных инстанций, в том числе высших федеральных судов. Федеральный конституционный суд вправе признавать неконституционной деятельность различных организаций и объединений граждан. Важная функция Федерального конституционного суда — рассмотрение жалоб общин и отдельных граждан на нарушение органами власти их основных конституционных прав. В большинстве земель, входящих в ФРГ, имеются свои конституционные суды, компетенция которых ограничена толкованием положений конституций земель и рассмотрением жалоб на нарушение закрепленных в них прав. Решения этих судов не подлежат обжалованию.

Компетенция земельных судов отличается друг от друга сообразно законодательству каждого субъекта федерации. В случае нарушения конституционного права и свободы возможно одновременное обращение и в суд земли и в Федеральный Конституционный суд.

Таким образом, в Америке в качестве правовой основы регионального конституционного правосудия можно выделить Конституцию США, которая косвенно закрепляет за судами штатов право осуществлять конституционный контроль конституции ряда штатов, дающие право верховному суду штата проверять конституционность законов. Кроме того, в конституциях, сводах законов штатов, регламентах судов устанавливается правовое положение органов конституционного контроля, порядок их деятельности, правовой статус судьи. Основополагающее значение в системе источников права, регулирующих региональное конституционное правосудие, имеют судебные прецеденты верховных судов отдельных штатов и Верховного Суда США. В ФРГ правовое регулирование региональной конституционной юстиции на федеральном уровне косвенно осуществляется конституцией государства. Значение имеют также отраслевые федеральные законы (о судьях, о судебной системе, о процессе). На уровне земель Германии источниками права, закрепляющими статус органов конституционного контроля, являются, прежде всего, Основной закон, специальные законы, и регламенты земельных конституционных (государственных) судов.

Итак, сравнивая правовой статус института Конституционного контроля трех стран (США и ФРГ) видим, что в США действует традиционная модель Конституционного контроля, а в ФРГ — европейская. Конституцией США не предусмотрен специальный орган конституционного контроля, а в ФРГ — предусмотрен. В ФРГ — это Федеральный конституционный суд.

Статья написана по материалам сайтов: stud24.ru, studbooks.net, studwood.ru.

«