+7 (499) 288 16 73  Москва

+7 (812) 385 57 31  Санкт-Петербург

8 (800) 550 47 39  Остальные регионы

Бесплатная юридическая консультация!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Проконсультируйтесь с юристом бесплатно!

Это быстрее, чем искать.

Ответ юриста уже в течение 10 минут

Закрыть
Кратко и ясно сформулируйте суть вопроса.
Пример: "Как открыть ООО?",
"Не выплачивает страховая, что делать?"
Запрещено писать ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ
Сформлируйте ваш вопрос как можно точнее и подробнее.
Чем больше информации - тем точнее будет ответ.
  • img

    Конфиденциальность

    Ваши персональные данные нигде не публикуются. Передача информации защищена сертификатом SSL.
  • img

    Быстро и удобно

    С нами вы сэкономите массу времени, ведь мы отобрали лучших юристов в каждом из городов России.

Спасибо, наш юрист свяжется с вами по телефону в ближайщее время. Также ваш вопрос будет опубликован на сайте после модерации.

Декриминализация побоев в семье


Президент России Владимир Путин 7 февраля подписал закон о декриминализации побоев в семье. Текст итогового документа опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Совет Федерации одобрил документ 1 февраля. «Закон излагает статью 116 Уголовного кодекса РФ в новой редакции и переводит побои в отношении близких лиц, совершенные впервые, в разряд административных правонарушений», — отметила один из авторов документа, замглавы комитета Совфеда по конституционному законодательству и госстроительству Людмила Бокова.

Госдума приняла этот закон 27 января. Побои, нанесенные членам семьи впервые, будут рассматриваться не в уголовной, а в административной плоскости. В случае рецидива в течение года подобные действия уже будут рассматриваться как уголовное дело. Побои в новом законе определены как действия, причинившие физическую боль, но не приведшие к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности.

Что такое побои в семье и почему их хотят декриминализировать

Кого разрешат бить без уголовной ответственности, что спорного в этой инициативе и к чему она может привести.

11 января Госдума в первом чтении приняла законопроект, согласно которому предлагается исключить побои в семье из списка уголовных преступлений и перенести их в разряд административных.

Госдума почти единогласно проголосовала за поправки. В их поддержку выступили 368 депутатов, один парламентарий высказался против и ещё один воздержался. Поправки к инициативе обязали представить в трёхдневный срок, то есть до 14 января включительно.

Если законопроект одобрят, правонарушение всё равно частично останется в сфере уголовного преследования. Административная ответственность наступит только после побоев, совершённых в семье впервые.

Она предусматривает штраф от 5 до 30 тысяч рублей, от 60 до 120 часов обязательных работ или арест на срок от 10 до 15 суток. Повторное преступление будет караться согласно Уголовному кодексу.

Сейчас за побои в семье наказывают наравне с преступлениями по мотивам религиозной, политической, расовой или национальной ненависти. Как следует из статьи 116 УК РФ, правонарушителю грозит одна из мер: до 360 часов обязательных работ, до одного года исправительных или до двух лет принудительных работ, до шести месяцев ареста, до двух лет ограничения или лишения свободы.

Что такое побои близких родственников

Если руководствоваться точными формулировками, речь идёт не о побоях в семье, а побоях в отношении близких лиц. Под таковыми следует понимать супруга или супругу, родителей, детей, усыновителей и усыновлённых, родных братьев и сестёр, дедушку, бабушку и внуков. Кроме того, близкие лица — это опекуны и попечители, гражданские супруги и сожители.

В законе также говорится, что близкими лицами стоит называть неких «лиц, состоящих в свойстве». С юридической точки зрения, таковыми принято считать мачеху, отчима, пасынка и падчерицу.

Свёкор, свекровь, тесть, тёща, сват, деверь, золовка, невестка, шурин и свояченица близкими лицами не являются, утверждают адвокаты, основываясь на судебной практике.

Уголовный кодекс разделяет побои и причинение лёгкого вреда здоровью. Последнее влечёт за собой утрату общей трудоспособности или расстройство здоровья.

Один нанесённый удар побоями считаться не будет — его приравняют к хулиганству или оскорблению. Побоями называют только неоднократные удары.

А вот сами неоднократные удары квалифицируют вместе с целым «букетом» насильственных действий. К примеру, нельзя щипать, сдавливать и сечь, вырывать волосы и делать всё остальное, что может причинить физическую боль.

Вас могут обвинить в побоях, если у оппонента появились ссадины, синяки, небольшие раны или ушибы. С другой стороны, видимых следов может и не остаться, но по этой статье также проходит расстройство здоровья на срок более шести дней. Аналогичные рекомендации есть в приказе Министерства здравоохранения РФ.

По данным Министерства внутренних дел России, в 2015 году за побои в семье привлекли свыше 6,7 тысяч человек, наказали — 4,5 тысяч обвиняемых. Как уточнили в МВД, всех этих людей осудили не за шлепки в воспитательных целях, а за побои с умыслом причинения боли. Правозащитники отмечают, что статистика не фиксирует многие преступления, поскольку жертвы боятся или смирились с побоями со стороны родственников.

Зачем декриминализируют побои

Побои решили выводить из УК РФ в 2015 году. Инициатором выступил Верховный суд России. Изменения вступили в силу в июле 2016 года.

По мнению председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева, за последние годы «значительно» возросло число обвинений за побои и другие преступления небольшой тяжести.

По статистике инстанции, с 2000 по 2014 год количество таких дел возросло с 15% (184 тысяч человек) до 46% (330 тысяч) от всех рассмотренных судами. Сам Лебедев уверен, что декриминализация не приведёт к росту преступности и появлению чувства безнаказанности.

Человека останавливает не то, что он станет уголовником, а осознание того, что совершённое им неправильно, неправомерно. Это даст человеку возможность более серьёзно относиться к своим действиям, потому что повторение преступления в будущем повлечёт уже уголовную ответственность.

Однако в июле 2015 года из УК РФ исключили только побои, которые наносят не близким людям. Те изменения неофициально нарекли «законом о шлепках», который фактически позволил привлекать родителей к уголовной ответственности за лёгкие телесные наказания.

Сенатор Елена Мизулина удивилась наличию «поправок, одна из которых прямо направлена на разрушение российских семей», и внесла свой законопроект уже через три недели после принятия закона президентом.

Законопроект Мизулиной сперва отвергло правительство, после чего взяла на доработку партия «Единая Россия». Инициаторами выступила многочисленная группа однопартийцев, но закон часто связывают с самыми известными из них: депутатом Госдумы Ольгой Баталиной и сенатором Совета Федерации Еленой Мизулиной, ранее возглавлявшими комитет ГД по вопросам семьи, женщин и детей.

У людей вызвало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников являются преступлением, а такие же действия, совершённые на улице, — административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить.

Мизулина, в свою очередь, объясняла, что закон в прежней редакции носит спорный и антисемейный характер.

За шлепок в семье можно получить до двух лет и клеймо уголовника на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тысяч рублей. Такая ситуация недопустима. Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения.

В итоге в декабре 2016 года в Госдуму внесли поправки, которые и приняли в первом чтении два дня назад. Дискуссии о том, стоит ли декриминализировать побои в семье, не прекращались с момента внесения законопроекта.

Реакция

«Закон о шлепках» раскритиковала Русская православная церковь. В Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства сочли, что инициатива принесёт «обществу и его нравственной жизни значительно больше вреда, чем пользы».

При этом РПЦ со ссылкой на Священное писание допускала, что родители могут использовать «разумные и любовные» физические наказания для своих детей. Церковь замечала, что это должно оставаться свободным решением в каждой семье, и никаких законов в этой сфере не требуется.

Православные христиане, разумеется, на практике могут иметь разные взгляды и убеждения по вопросам воспитания своих детей, желательности и допустимости использования в воспитании тех или иных подходов и методов, включая и средства семейной дисциплины. Однако попытки искусственного законодательного ограничения этого права родителей противоречат учению православной церкви.

По мнению адвоката коллегии «Карабанов и партнёры» Алёны Адлер, административная ответственность за семейные побои только развяжет руки дебоширам.

Уголовная ответственность сдерживает насилие психологически. Если правонарушитель будет осуждён за побои в отношении близких, то это может стать, например, причиной отказа в трудоустройстве или сыграет роль при решении вопроса о том, с кем останется ребенок после развода.

Административная ответственность вместо уголовной вопреки мнению Верховного суда не будет сдерживающим фактором, утверждает адвокат Сталина Гуревич.

Если статью декриминализировать, то потенциальные насильники перестанут бояться чего бы то ни было вообще. С домашнего насилия, если не все забыли, начиналось убийство девушки в Тверской области, которая звонила в полицию, ей сказали: «убьют — приходите».

У нас административная ответственность предусмотрена за вождение в состоянии опьянения и превышение скорости, но что-то она мало кого останавливает.

Руководитель правовой службы Мари Давтян отметила, что в суде крайне трудно доказать причинно-следственную связь побоев и непосредственного вреда здоровью. Для этого всегда нужны медицинские документы.

Получится совершенно абсурдная ситуация. В административном производстве процедуры расследования практически нет. Штраф в пять тысяч рублей за избиение человека до чёрного цвета. По словам Мизулиной, при повторном избиении будет уголовное наказание, но это будет уголовное наказание частного обвинения. Потерпевшему придётся опять самому собирать доказательства, это будет рассматривать мировой суд. Полиция эту статью возбуждать не будет.

Общественная организация «Родительский комитет Северо-Кавказского федерального округа» выступила за новый законопроект.

Близкие родственники попали под такой прессинг уголовного преследования, что скоро уже невозможно будет общаться друг с другом. Дело уже доходит до смешного – проще соседям обменяться детьми и наказать их, чем наказать собственного ребенка.

Со всех регионов поступает информация, что возбуждают дела по любым синякам ребёнка, неважно, где он их получил — обвиняют априори родителей.

Уполномоченный при президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова уверена, что и без уголовной ответственности за побои в законе хватает механизмов защиты детей.

Как закон, против которого выступили практически все, в итоге одобрили

Против новых поправок сенатора Мизулиной выступили Госдума, Совет Федерации, Верховный суд и российское правительство. В основном, невозможность изменения закона объясняли тем, что пока ещё очень рано делать выводы по его действию.

То, что инициативе всё-таки удалось пройти, журналисты объясняют тем, что Мизулина неизвестным образом получила одобрение со стороны руководителей высшего звена и президента России Владимира Путина.

Позже на большой пресс-конференции глава государства фактически пошёл авторам инициативы навстречу. После этого все инстанции, включая правительство, также одобрили законопроект.

Конечно, невозможно, это вредно, в конце концов, это семью разрушает. И поэтому я, на самом деле против совершенно перекошенных стандартов ювенальной юстиции и, откровенно говоря, полагал, что моё поручение исполнено. Давайте вернёмся к этому ещё раз, я вам обещаю внимательно это всё посмотреть, проанализировать. Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В феврале исполнится год, как в России приняли закон о декриминализации побоев. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. О том, к чему привела гуманизация законодательства, — в материале Znak.com.

Трагедии от Камчатки до Москвы

Спустя пять лет после свадьбы житель подмосковного Серпухова Дмитрий Грачев заподозрил, что его красивая брюнетка-жена Маргарита изменяет ему. Он несколько раз избил ее, а потом вывез в лес и, угрожая ножом, заставил жену признаться в измене. После этого она обратилась в полицию, но там решили, что могут помочь только профилактической беседой с мужчиной. Беседа эта прошла по телефону. Через некоторое время Грачев снова вывез свою 25-летнюю жену в лес, но в этот раз угрозами и избиениями не ограничился. Он сначала сломал ей пальцы на руках, а потом отрубил кисти топором. Сразу после этого Дмитрий отвез жену в больницу, где ей сделали срочную операцию. Одну кисть удалось спасти. История прогремела на всю страну.

Еще одна кровавая семейная драма разыгралась в Солнечногорске, где муж убил 28-летнюю Елену Вербу. По сведениям ряда СМИ, она получила 48 ножевых ранений. Убийцей оказался бывший сотрудник ФСКН Сергей Гусятников. Полиция знала, что жизнь девушки под угрозой. Она не раз снимала побои у медиков и сообщала об этом силовикам, но действенных мер предпринято также не было.

Не менее большой резонанс вызвало дело Галины Каторовой из Находки. Муж избивал ее на протяжении нескольких лет, пока она не схватила нож и не нанесла ему 11 ранений, одно из которых стало смертельным. Теперь Каторову судят за умышленное убийство. С другого ракурса на тему побоев заставила взглянуть история из Петропавловска-Камчатского. Там офицер Минобороны Андрей Зайцев избежал наказания за побои ребенку, который случайно попал снежком по его машине.

Этих историй могло бы не случиться, если бы в феврале 2017 года не начал действовать резонансный закон о декриминализации побоев в семье. Он вывел семейные побои (действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий») из действия УК и сделал их административным нарушением. Уголовное наказание сохранили лишь для побоев из хулиганских побуждений или тех, что наносились по причине розни (национальной, религиозной или социальной). При этом в приказе Минздрава было уточнено: если человек получил ссадины и гематомы, это не должно расцениваться как причинение вреда здоровью. Уголовная ответственность для семейных агрессоров наступает, лишь если уже получивший «административку» побил человека вновь (статья 116.1 УК РФ). Максимальное наказание за такое — три месяца ареста.

Одной из самых активных защитниц декриминализации бытовых побоев стала сенатор Елена Мизулина. Она заявляла, что «наказания не должны противоречить системе семейных ценностей», декриминализация «позволит оградить семьи от необоснованного вторжения». Политик объясняла, что иногда «за шлепок или подзатыльник» полиция отнимает у детей родителей, а это недопустимо. Мизулина поясняла, что после первой гуманизации статьи в 2016 году сложилась ситуация, когда побои от незнакомого человека наказывались мягко, по Административному кодексу, а те же действия от члена семьи — уже по УК.

Скептики же говорили, что наличие уголовной ответственности за побои было не идеальной, но все-таки действенной превентивной мерой для семейных дебоширов. В итоге законодатели встали на сторону Мизулиной, отменив наказание за совершенные впервые «семейные» побои.

Трехкратный рост числа жалоб

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com напомнил, что адвокаты и правозащитники изначально предупреждали: людям, склонным к насилию, новое законодательство развяжет руки. Кажется, так и случилось. После декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В основном помощи ищут жены домашних тиранов, не нашедшие поддержки в полиции и социальных службах. В 2014 году «Анна» принимала 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, рассказали в центре. «Тенденцию роста мы связываем с прошлогодними изменениями в законодательстве, а также тем, что люди начали искать различные варианты получения помощи, причем не только психологической», — говорит Синельников.

Одной из примет нынешнего времени, продолжает представитель центра «Анна», стало увеличение числа убежищ для женщин. Такие места стали появляться во многих регионах России и представляют собой частные квартиры или стационары при государственных кризисных центрах. Туда жертвы домашнего насилия помещаются в целях безопасности. По сведениям центра «Анна», в 2002 году подобных приютов в России действовало 12, сейчас — уже 95.

«Чувство безнаказанности привело к усилению агрессии, такое мы прогнозировали еще на стадии разговоров о декриминализации. Важно понимать, что насилие в семье — это систематическое явление, и каждый раз эпизоды побоев могут становиться жестче. Те случаи, о которых вы говорите (случаи Грачева и Вербы — Znak .com) — показательный пример», — говорит Синельников.

Правовой и денежный барьеры

В декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что к концу сентября 2017 года полицейскими было зарегистрировано свыше 164 тысяч случаев нанесения побоев, при этом в качестве преступлений (то есть в рамках УК) расследовалось лишь около 7 тысяч таких фактов. Проблемой, по словам министра, стало то, что хотя закон даже по КоАП дает возможность отправлять нарушителей под арест или привлекать к обязательным работам, суды явно предпочитают назначать штрафы.

«Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — заявил глава МВД. Уже 15 января этого года стало известно, что МВД вместе с Минюстом планируют исключить наказание в виде штрафа за побои из соответствующей статьи КоАП — в этом случае останутся только административный арест или обязательные работы.

Руководитель проекта «Насилию.net» Анна Ривина добавляет, что денежное взыскание ложится бременем не на карман обидчика, а на семейный бюджет. Учитывая непростую экономическую обстановку в стране, женщине теперь проще промолчать, чем лишиться 5–30 тысяч рублей. «Получается палка о двух концах. Вроде надо сообщить о побоях куда надо, но потом самой же придется заплатить за то, что тебя побили. И в следующий раз жертва серьезно подумает — а стоит ли подавать заявление? — говорит юрист. — В результате она будет хранить в себе обиду и терпеть вероятные новые обиды от мужа. Кавээнщики по ТВ не раз шутили: „Спасибо Госдуме, теперь можно бить!“. И многие восприняли декриминализацию именно так. Раньше наличие уголовной ответственности при первом насилии служило хоть какой-то превентивной мерой для людей, склонных к агрессии. А сейчас штрафы многих не останавливают, поэтому и фиксируется рост числа насильственных действий».

При этом от правоохранителей приходится добиваться реакции на семейное насилие, говорит Андрей Синельников. По его словам, часто правоохранители не уверены, что дело дойдет до суда, — жертвы, например, могут забрать свои заявления, примирившись на время с обидчиком.

Допуская такой исход, силовики, заваленные бумажной работой, отговаривают пострадавших требовать возбуждения дела. Или вовсе отказываются выезжать на вызовы, не считая мелкую «административку» приоритетом. В итоге, когда насилие повторяется, пострадавшие уже не видят смысла обращаться в полицию, поясняет адвокат, соавтор проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия Мари Давтян. По ее словам, даже если административное дело дойдет до суда, ждать его рассмотрения придется долго.

«Анализ обращений на наш телефон доверия показывает, что 80% жертв домашнего насилия не обращались за помощью к полиции. А 75% из тех, кто позвонил в нашу организацию, остались не удовлетворены результатом их обращения в полицию», — подытожил Синельников. Его поддерживает Ривина: «В случае с Грачевыми из Подмосковья участковый связался с ними только спустя 18 дней после обращения и просто провел беседу. Это говорит о том, что полицейские расценивают это не как проблему, а как семейную склоку, мол, не нужно выносить сор из избы».

С другой стороны, серьезные сложности возникают со статьей 116.1 УК РФ, говорящей о повторных побоях, поскольку она относится к категории частного обвинения. Это значит, что дела по ней возбуждаются мировым судьей, расследованием должен заниматься сам заявитель, то есть лично собирать доказательства, оформить документы по всем юридическим правилам, а потом доказывать обвинение в судебном процессе. Неподготовленному человеку это сделать сложно.

«Что на выходе? Хотели упростить процедуру привлечения к ответственности, а получили сложности процессуального порядка. Если человеку недостаточно штрафа для обидчика, как его привлечь к уголовной ответственности? Только ждать повторения побоев», — сетует Давтян.

До суда доходит только 3% случаев насилия

Андрей Синельников на это отмечает, что в статистику попадают только те случаи, по которым были возбуждены дела и начато расследование. По его словам, в действительности до судебного разбирательства доходят только 3% случаев домашнего насилия — они и отражаются в статистике. Это отчасти подтверждается приведенной Колокольцевым информацией (о 7 тысячах фактах расследований при 164 тысячах случаях нанесения побоев).

Отметим, что в предыдущие годы МВД приводило другие цифры. Так, с января 2015 по сентябрь 2016 года правоохранители зарегистрировали 97 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, из них чуть менее трети (30,2 тыс.) составляют именно побои, следует из ранней статистики МВД.

Профилактика, наказание, помощь

Собеседники Znak.com указывают, что для выхода из сложившейся ситуации необходимо слияние трех составляющих: профилактики, наказания и помощи пострадавшим. В первую очередь предлагается перевести дела о домашних побоях в категорию частно-публичного обвинения. Это снимет с потерпевших непосильную для них обязанность самим расследовать преступление. При этом необходимо узаконить формулировку «насилие в отношении близких лиц».

Также юристы настаивают на принятии специального закона о профилактике семейно-бытового насилия — подобные документы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ.

По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Соответствующий законопроект в России написан, но не может выйти за пределы профильного комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Документ, в частности, вводит охранный ордер, который не позволит обидчикам приближаться к своим жертвам. То есть не женщина, которую избили, должна будет идти в реабилитационный центр или уезжать к родственникам, а на время разбирательства из дома уходит ее супруг. Также предлагается поднять вопрос о программах по реабилитации жертв и преступников. Агрессоров, например, могут обязать посещать специальные курсы по работе с гневом. В противном случае их ждет дополнительное наказание.

«Закон о профилактике насилия нужен, так как сейчас побои не воспринимаются как что-то недопустимое. Необходимо изменить отношение к насилию как норме, что произошло после декриминализации. Важно также понимать, что проблема шире. Жертвами агрессоров становятся не только жены и дети, но и пожилые люди. У последних, например, родственники могут силой отбирать пенсии. А старикам трудно пожаловаться на них, потому что общество осудит их самих. И выходит, что члены семьи остаются наедине со своей проблемой. То есть нужен комплексный подход к решению проблемы, и чем быстрее — тем лучше», — резюмирует Ривина.

Президент подписал закон о декриминализации побоев в семье

Во вторник, 7 февраля, президент РФ Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье.

Таким образом, в ближайшее время в статью 116 УК России будут внесены изменения, которые исключат побои в отношении близких людей из числа уголовных преступлений. В результате уголовное наказание сохранится только за побои из хулиганских побуждений или по мотивам ненависти или вражды.

Как отмечается в подписанном главой нашего государства документе, который был размещен на интернет-портале правовой информации, закон вступит в силу с 1 июля текущего года.

Напомним, Госдума приняла закон о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких в январе. А 1 февраля его одобрил Совет Федерации.

КСТАТИ

Почему Госдума выводит домашние побои из «уголовки»

Эксперт рассказал « КП », как поправки в закон о «шлепках» помогут бороться с семейным насилием (подробности)

МНЕНИЯ

Научите женщин не терпеть

Когда ты смотришь на самодовольные физиономии, важно вещающие о «семейных ценностях, которые мы обязаны охранять» (либеральным отношением к насилию, конечно), и когда ты знаешь, сколько на самом деле в России алкоголиков, наркоманов, сумасшедших и просто садистов, которые издеваются над своими близкими, а с ними предлагается быть помягче, — ну, как тут не злиться? (подробности)

«Бьет — значит любит» в законе

Много было сказано о том, почему декриминализация семейных побоев, совершенных впервые, принятая сегодня Госдумой , — бесчеловечный, плохой законопроект.

Он еще больше усложняет путь несчастной, битой мужем бабы к справедливости: полиция ее пинает, не приезжает на вызовы, мировой суд по нескольку раз не принимает заявление (не так составлено, не проведена экспертиза – предлоги любые), наказание для мучителя-мужа смешное и мизерное: штраф и исправработы, даже не условный срок… (подробности)

Статья написана по материалам сайтов: tjournal.ru, www.znak.com, www.kp.ru.

«